В своей недавней статье о великоармянстве Вадим Сидоров поднял интересную тему о том, что можно условно было бы назвать «альтернативным армянством», то есть таким выражением армянской идентичности, которое выходит за рамки той истории, что последовательно отстаивается и навязывается великоармянскими кругами.

Армяне – нация или церковь?

Одним из столпов великоармянской идентичности, который позволяет ее апологетам делить все тело своего же народа на «правильных» и «неправильных» армян, является принадлежность к Армянской апостольской церкви с духовным центром в Эчмиадзине. Армянин, согласно такому взгляду, это христианин и член Армянской церкви. Всякий же человек, который не принадлежит к этой церкви, либо не является армянином вообще, либо просто плохой армянин, который нуждается в «возвращении» к корням.

На самом деле, такая идентификация вполне понятна и логична, если учитывать, что в течение многих столетий армяне были конфессиональной общиной (миллетом), как справедливо утверждает Экозьянц. Поскольку армяне были сообществом, принадлежавшим к армянской церкви, не удивительно, что армянский национализм вырос вокруг этой идентичности. Впрочем, тут тоже не все просто.

У армян вплоть до ХХ века было много различных церквей и духовных центров. В одной только Иранской империи, помимо Эчмиадзина, были еще другие конкурирующие центры, а в Османской империи находились армянские патриархи в Стамбуле и Иерусалиме. Более того, постоянные раздоры в армянской церкви открывали дорогу католическим и протестантским миссионерам, так что значительная часть армян, особенно в диаспоре, были (и остаются) католиками и протестантами.

Именно католики из ордена мхитаристов вдохновляли и даже обучали людей, которые впоследствии стали первыми светскими националистами, а некоторые из них даже превратились в ярых и откровенных противников армянского клерикализма (то есть церкви). Как пишет армяно-американский исследователь Рональд Суни:

«Очевидная возможность быть католиком или протестантом и в то же время армянином вызвала критическое разделение между нацией и религией. Мхитар, основатель ордена, утверждал, что «я не приношу в жертву ни свою нацию ради моей религии, ни свою религию ради моей нации», но уже в таком заявлении четко проводилось различие между ними».

Роль иностранных миссионеров в зарождении армянского светского национализма, который часто противостоял армянской григорианской церкви, в том числе с воинственно языческих позиций (язычником был знаменитый кумир армянских националистов Гарегин Нжде), – это тема для отдельного разговора. Отметим лишь, что парадоксально именно идейные наследники этих людей утверждают, что настоящее армянство возможно только в лоне Армянской григорианской церкви, хотя и признают армян из других христианских конфессий.

Тем не менее, есть огромная конфессиональная группа армян, которая, несмотря на свою древность, так и не получила признания в национальной армянской среде. Речь идет об армянах-мусульманах.

Ислам и армяне

Сегодня, когда говорят об армянских мусульманах, чаще всего вспоминают хемшинов (хемшилов, амшенцев, самоназвание – хемшинли, тур. -Hemşinli), достаточно разнообразный армянский субэтнос, живущий преимущественно в турецкой провинции Ризе, особенно в округе Хемшин. На самом деле как не все хемшины являются мусульманами, так и не все армяне-мусульмане – хемшины.
Ислам в Армению пришел с арабскими завоевателями около 639 года. Армения стала частью халифата, что означало как переселение арабских и персидских мусульман в Армению, так и обращение многих армян в ислам.

Мусульманский элемент в армянском народе укреплялся практически все средневековье. Этому способствовали не только мусульманские завоевания, но и фактическая война православной Византии с армянской церковью. После победы турок-сельджуков в битве при Малазгирте в 1077 году армяне Анатолии жили бок о бок с мусульманами, испытывая постоянное исламское влияние.

Многие армяне обращались в ислам и становились влиятельными членами общества в сельджукских бейликах. Армянские зодчие возводили мечети и тюрбе (мавзолеи), в то время как армянские аристократы, такие как Багратиды, выдавали своих дочерей за сельджукских эмиров, чьи сыновья (будущие эмиры) порою почти все детство проводили в преимущественно армянском окружении.

Считается, что некоторые мусульманские династии Анатолии были армянскими по происхождению. Так, имеются данные о том, что великий военачальник и основатель эмирата Данишмендидов, герой турецкого эпоса, эмир Малик Данишменд, был армянином-мусульманином (более того, потомком царского армянского рода Аршакидов). Судя по многочисленным явно армянским именам его соратников, которые вели войну против византийцев, то же самое относилось и к его ближайшему окружению.

Отметим, что в современной Армении к такому прошлому относятся двояко. С одной стороны, обыденным является утверждение, что все это мусульманское армяно-турецкое сообщество было следствием якобы насильственной исламизации и туркизации, а потому и гордиться тут особо нечем. Это, дескать, вообще не про армян. С другой стороны, армяне не стесняются использовать «общее наследие», когда им это удобно, например в дипломатии, обращенной к арабским странам, и особенно к Ирану. В таком случае культурные, географические и исторические связи только приветствуются, тем более если они направлены против Турции и Азербайджана.

Хемшин

И все же на сегодняшний день именно хемшины (хемшилы) стали синонимом армян-мусульман. У хемшинов долгая и сложная история, на протяжении большей части которой они жили изолированно от основного армянского общества в Хемшине на черноморском побережье Турции.

Исторический Хемшин находится между Понтийской горной цепью на юге и Черным морем на севере, сегодня это часть турецкой провинции Ризе. Хемшины также живут дальше на восток в провинции Артвин в Турции в районе Хопы. В отличие от своих соседей-лазов, хемшины, как правило, живут среди высоких гор, а не в непосредственной близости от побережья.

Благодаря понтийским горам, выходящим к Черному морю, Хемшин является не только довольно труднодоступным, но и одним из самых влажных районов Турции: в среднем 250 дождливых дней в году создают полутропический климат. Почти постоянный туман покрывает территорию Хемшина.

Сегодня, по некоторым оценкам, хемшинов насчитывается около 150 000 человек, они проживают в Турции, России и Грузии, а также в некоторых диаспорах на Западе. У них у самих имеются весьма противоречивые представления о своей идентичности и происхождении.

Согласно «Истории» армянского летописца Гевонда, часть армянских вождей, включая клан Аматуни, восстала против арабов, что привело к эмиграции Шапуха Аматуни, его сына Хамама и многих их товарищей около 790 г. н.э. Они основали новое княжество на византийской территории Понта, к северо-западу от собственно Армении. Столица княжества была названа Хамамашен в честь Хамама, позже это слово было преобразовано в Хемшин и так назвали уже весь район.

Впрочем, это далеко не единственная версия происхождения хемшинов. Скорее всего, большинство хемшинов являются арменизированными потомками более древних жителей. Большая часть истории Хемшина остается неизвестной. От конца восьмого до начала пятнадцатого века сохранилось только два упоминания о Хемшине, так что можно только предполагать, как княжество выжило, будучи вассалом более крупных держав – армянской, византийской, грузинской и тюркской. В конце 1480-х годов Хемшин вошел в состав Османской империи, где он стал отдельной провинцией, оставаясь крупным армянским интеллектуальным центром даже в шестнадцатом веке.

История исламизации Хемшина также остается противоречивой. Османские записи показывают, что до конца 1620-х годов хемшины в подавляющем большинстве еще были христианами. Начиная с 1630-х годов армянская епархия Хемшина пришла в упадок, а одна из первых мечетей в этом районе была построена в 1640-х годах. Обращение в ислам, по-видимому, происходило постепенно, а не внезапно и сразу.

Можно назвать несколько факторов, способствовавших исламизации Хемшина. Стремление к равенству с соседями-мусульманами, желание избежать дополнительного налогообложения и анархия, созданная местными беями в период османского кризиса XVII века, – вот некоторые из причин исламизации. Ислам сначала пустил корни в прибрежных районах, а затем постепенно распространился на высокогорье.

Из этого нового мусульманского большинства в Хемшине вышло большое количество исламских ученых, государственных служащих и военных лидеров Османской империи, особенно в конце девятнадцатого века. Этих эмигрантов в крупных османских городских центрах называли хемшинли. За несколько столетий обращения создавались странные ситуации. В некоторых семьях матери оставались христианками, а отцы становились мусульманами, либо один брат мог принять ислам, а другой оставался христианином.

К 1870 году, согласно османской статистике, подтвержденной британским консулом в Трапезунде, в Хемшине было всего двадцать три христианских армянских семьи, а остальные 1561 семья были мусульманами.

Кроме того, в регионе сформировался тип криптохристиан. Эти хемшинские армяне только внешне обратились в ислам, но в частном порядке продолжали практиковать различные христианские обычаи, даже иногда посещая церковные службы. Эта категория армян в основном исчезла к концу XIX века.

Отдельно стоит разобрать отношения мусульман-хемшин с армянской церковью и армянским национализмом. Церковь в Османской империи не пыталась активно обратить или «вернуть» хемшин в христианство, вероятно, опасаясь проблем с османскими властями. Однако даже в Российской империи армянская церковь не предпринимала никаких попыток прозелитизма среди армянских мусульман, а в некоторых случаях она фактически создавала препятствия на пути тех исламизированных армян, которые хотели вернуться в христианство.

Если в районе Олту после аннексии Карса в результате русско-турецкой войны 1877-1878 годов происходили торжественные крещения исламизированных армян, то примерно 200 семей армянских мусульман в районе Хопа, который прилегает к Хемшину и тоже был оккупирован Россией, доказали свою полную приверженность исламу, не вернувшись в христианство даже под русским христианским правлением.

Как утверждает исследователь Александр Тумаркин, «вряд ли можно сомневаться в том, что часть ответственности за дальнейшее развитие процесса исламизации и дистанцирование между христианами и мусульманами армянского происхождения лежит на самих армянах».

Говоря коротко, армяне не только делали все возможное, чтобы поставить преграду между христианским большинством своего народа и мусульманским меньшинством, они не особенно даже старались христианизировать мусульман. Вот одна лишь иллюстрация армянского мейнстрима в отношении мусульман.

Для любых националистов, претендующих на какие-то земли, наличие компактных поселений своего народа является аргументом в пользу ирредентизма. Но наличие этнического армянского мусульманского населения вообще никак не использовалось Республикой Арменией, претендовавшей на территории вокруг Трабзона в 1918 году. И это несмотря на то, что хемшины присылали делегации с муллами в Ереван.

Все эти обстоятельства привели в итоге к почти полной туркизации хемшинов. Большинство современных хемшинов, живущих в Турции, являются мусульманами-суннитами и говорят на турецком языке. Лишь отдельные группы иногда говорят на армянском диалекте, хотя влияние армянского языка в целом чувствуется в хемшинском диалекте турецкого. Хемшины дали Турецкой Республике многих известных культурных и государственных деятелей, таких как бывший премьер-министр Месут Йылмаз (скончавшийся недавно, в конце октября).

Ну и нельзя не упомянуть трагическую судьбу хемшинов (амшенцев), оказавшихся на территории советский Грузии. 25-26 ноября 1944 года сталинский режим депортировал их вместе с турками-месхетинцами, греками и курдами как «неблагонадежное население» в Кыргызстан и Казахстан. Лишь в 1956 году с них был снят административный надзор, однако вернуться в места своей родины им так и не позволили.

Примечательно, что среди хемшилов-мусульман бывшего СССР часто встречается двойственное и даже тройственное этническое сознание: они могут одновременно считать себя хемшинами (хемшилами, амшенцами), армянами и иногда турками-месхетинцами.

А что же Армения? В современной Армении предпринимались неоднократно попытки диалога с хемшинами, но почти всегда в формате «возвращения блудного сына» к армянской матери. Принять «альтернативное армянство» в виде армян-мусульман остается непосильной задачей для великоармянского мейнстрима.

Источник: trtrussian.com

BAKU.WS