Изображение новости:

Знакомый, некоторое время назад иммигрировавший в Германию и попросивший там убежище, написал в личку все подробности своего переезда. Думаю, многим будет интересно, как-минимум любопытно. Публикую, как есть.

"В Баку зарабатывали неплохо, жена работала в крупной компании, а я, как и свойственно многим, часто менял работу, но при этом зарабатывал тоже немало. С самого рождения малыша мы снимали квартиру и старались жить независимо. В один прекрасный день я понял, что ни меня, ни мою семью на родине ничего хорошего не ждет. Заранее скажу, что я очень сильный патриот, и для меня Родина по сей день является частью меня самого. Жену пришлось уговаривать достаточно долго. За это время я даже успел купить квартиру, но сама мысль меня не покидала, в какой-то момент мне предложили работу в России, но оставлять семью и уезжать я не мог. На все мои уговоры уехать жена категорично отказывалась, объясняя, что вдалеке от родителей будет тяжело, я и не осуждал ее, ибо понимал, что она права.
 
В один прекрасный день она, как заколдованная, на мое предложение уехать согласилась. Безусловно, наши родители были в шоке от нашего решения, и до последнего все думали, что мы шутим или фантазируем. Прилетев в Германию, сдались в первый же лагерь, который я нашел в Гугле. У ворот меня встретил русскоязычный мужик, который попросил сдать ему все свои документы. Лагерь был загорожденной местностью из нескольких 2-3 этажных зданий, рядом были контейнеры, из которых частенько мелькали представители африканских стран. Нас заселили в одной большой комнате, вроде спортзала с множеством 2-х этажных кроваток. Комната была интернациональной, в которой кого только не было. Выдали новый постельный набор. Кстати, интересный факт - в прачечной работали только дагестанцы. Условия в лагере были ужасные, туалет был по колено в воде, еда была противной. Пришлось пойти в ближайший маркет и купить воду, и что-нибудь поесть. 

Ночью я, конечно, спать не смог, мысли крутились в голове, и постоянно открывалась дверь. Это были, скорее всего, воры, которые проверяли, спят ли люди и есть ли возможность украсть что-то. Кражи в лагерях происходят почти каждую ночь. Всю ночь я думал только об одном: сколько мы тут останемся, ибо понимал, что жена тут больше пару дней не вытерпит. Нам повезло, на утро нам дали билеты и карту точной дороги и сказали, чтобы мы ехали в Миграционный центр, который находился в 50 км. Там стандартные процедуры: сняли отпечатки пальцев, сфотографировали и выдали нам временные паспорта. Потом нас посадили в один большой автобус и он поехал. Куда мы ехали, мы, конечно, не знали. Мы очень надеялись, что того кошмара, что было вчера, больше не будет.
 
Так и случилось. Нас привезли в одну большую клинику, переделанную в лагерь с очень хорошим ремонтом. Так как мы были с детьми, нам выдали отдельную комнату со всеми удобствами. Помимо этого нам выдали все, от зубной щетки и пасты до бритвы для бритья и мыла. Мне даже выдали запечатанный набор нижнего белья, от которого я отказался. А на вопрос, белье то зачем, мне ответили, на случай, если у вас нет дополнительного нижнего белья. Работники лагеря оказались очень вежливыми, и идущими на контакт.
 
Среди них были и румыны, и арабы, и даже один русский. Еда была отличной, и было право выбора, на завтрак – сыр, джем, колбаса, колбасу, кстати, давали только куриную, еда со свининой в лагерях отсутствовала. Еженедельно нам выдавали около 100 Евро на семью, которые фактически даже не тратил, частенько выходили за пределы лагеря, и покупали соки, йогурты и клали их в комнату на случай, если дети захотят вечером пить, или есть. В лагере было около 300 человек, большая часть из них были выходцы из Косово, Черногории, Албании, ну и конечно, беженцы из Сирии. Были кстати армяне, и 2 наших соотечественника.
 
Оба ограничивались лишь словами "Привет" и "Пока".
 
Жизнь в лагере была тихой, и обыденной, завтрак, обед, ужин и прогулки по территории. Иногда были кое-какие праздники, которые проходили без выпивки, вообще на территории лагеря пить спиртное было строго запрещено.
 
Существовала четкая дисциплина, но находились аборигены, которые порой выпивали и потом начинали буянить. В таких случаях моментально приезжала полиция и забирала буйного беженца. Буквально через 3 недели нам сообщили, что нас завтра отправляют в третий по счету лагерь. Для нас эта была и хорошая, и плохая новость, плохая, потому что об этом лагере были очень негативные отзывы, из-за условий. А хорошая сторона заключалась в том, что там больше 10 дней не оставались, и после выписывали на квартиру или в общежитие. Следующий лагерь, на самом деле, оказался не настолько ужасным, как говорили, то есть выдержать эти 10 дней можно было очень даже нормально. Условия были средними, еда почти такая же, как и до этого. Тут даже можно было работать, за 10 евро в день, или в прачечной, или в столовой, или убирать лагерь от мусора.
 
Тут я встретил нескольких наших земляков, мы с ними каждый день выходили и гуляли по городу, убивая время, в лагерь возвращались только поесть. Среди персонала лагеря был один наш земляк, который нам помогал с ответами на наши бесконечные вопросы. В этом лагере мы остались 9 дней и нас отправили в маленький город и заселили в отдельную 2-х комнатную квартиру. Это был 3-этажный дом с 6-ью квартирами и в каждой из них жила семья беженцев.

Мы очень удивились, когда вошли в квартиру, новая мебель, новая кухонная утварь, новая постель. Было ощущение, что квартиру только что отремонтировали, накупили всего, ждали нас. Наутро к нам пришла соцработник, приятная женщина средних лет. Она попросила нас поехать с ней в ратушу, где нам выдали удостоверения личности, документы на квартиру и медстраховку, которую я использую по сей день. Последующие несколько месяцев она постоянно навещала нас, помогла устроить детей в школу, ходила с нами в учреждения и помогала с документами и с переводами. Замечательная была женщина, с которой нам было приятно общаться, да и она выполняла свою работу по совести. С ней мы тогда общались на английском. Однажды она пришла к нам и сказала, что за городом есть женский клуб и что если мы не против, она хочет записать мою жену туда. Показала флайеры с фотографиями, на которой были улыбающиеся женщины, которые рисовали, шили и сажали овощи.
 
Мы, конечно, согласились. И наш соцработник целую неделю отвозила и привозила мою жену. Нас записали на языковые курсы, но мы параллельно учим язык дома, по книгам и через онлайн-курсы. Через некоторое время так получилось, что жене срочно нужно было сделать операцию, мы нашли больницу и страховка все оплатила. Позже по документам мы узнали, что только операция стоила более 2000 евро + питание и проживание там. Детям тут очень нравится, в каждом дворе есть игровая площадка. Несмотря на хорошие отметки, сын каждый день после школы идет заниматься с учителем, в этом нам тоже помогло государство. Это специальный кружок для беженцев. Ему там тоже нравится, каждую пятницу они что-то готовят, и сами потом кушают.
 
В основном, такие организации по помощи беженцам спонсирует Церковь, они очень многим помогли, от денег до помощи с перевозками, доставками и установками. Тут мы уже больше года, иногда очень хочется вернуться, но понимаешь, что это будет очень ошибочным решением. Меня очень часто мучает один вопрос: Почему нельзя создать эти же условия у нас на родине? Ведь это несложно, нужно только захотеть, страховая система, социальные работники, школы, где нет сборов за веник, или краску, госучреждения, куда можно пойти и рассказать о своей проблеме и они тебя выслушают и помогут... 
 
О том, чего у нас нет, можно говорить часами, но чем больше говоришь, тем больше обидно.
 
Обидно, что только через столько лет ты понял, что такое Жить".
 
(c) Гамид Гамидов
 
BAKU.WS