Заявление Зейнаб Ханларовой вызвало противоречивые чувства у ее коллег.

Как сообщает Oxu.Az со ссылкой на AzVision.Az, депутат Эльдар Гулиев, избранный в Милли Меджлис от 28 Сабунчинского Третьего округа, высказался по поводу заявления его коллеги, народной артистки Зейнаб Ханларовой, сделанного на последнем заседании парламента, передает BAKU.WS.

Э.Гулиев отметил, что очень удивлен такой позицией коллеги. Депутат отметил, что в регионе, который он представляет, не существует проблем, отмеченных народной артисткой:

«Я тоже был на заседании Милли Меджлиса. Конечно же, такое выступление Зейнаб ханум стало неожиданностью, если честно мне было неприятно. Ведь речь шла вовсе не о заборах. Я уже десять лет депутат этого округа.

Какие бы проблемы ни были у этих людей, они всегда обращались ко мне. У нас и там есть депутатский корпус. Каждое воскресенье мы принимаем там граждан из Нардарана, Бильгя, Маштаги и Забрата. Были проблемы по социальным вопросам, или в связи с газом и светом, и мы проводили встречи.

Но сегодня я могу категорично заявить, что ни в этом, ни в прошлом году проблем с газом и светом не было. Возможно были временные перебои в снабжении. Но такое случается и в центре Баку.

Также возникали определенные проблемы с оплатой, но государство пошло на уступки и люди сами поняли, что нужно платить за использование газа и света. Мы рассматриваем обращения нардаранцев, знакомимся с их проблемами, делим с ними и радость, и горе. Я лично присутствую на различных мероприятиях.  

Когда у них возникают проблемы, они сами обращаются к нам, а мы связываемся с государственными органами и решаем их вопросы».

Касательно излишне высоких, по мнению З.Ханларовой, заборов дач и частных домов, Э.Гулиев отметил, что эта традиция берет свое начало на Абшероне и в Баку с давних пор:

«С древних времен во всех дворах в Баку и на Абшероне есть заборы. У одного они высотой в 2 метра, у второго – в 3 метра, а у другого может быть высотой в 1 метр. Мы как люди, выросшие в тех краях, знаем это, и хорошо знакомы с характером жителей - в Нардаране никто не заходит в чужой двор.

Главным вопросом является то, что в Нардаране есть дачи, расположенные на территории вплоть до моря. Мой коллега Сабир Рустамханлы отметил, что по дороге, ведущей в Сангачалы, есть большие здания, но это не частные дома, это санатории, за которые должны отвечать исполнительные органы, и об этом есть соответствующее решение. Было принято решение, что здания могут строиться на расстоянии 80-ти метров от берега. Я считаю, что этот вопрос касается исполнительных органов».

По словам депутата, обвинения в том , что у нардаранцев отнимают земельные участки, также не соответствуют действительности:

«Зейнаб ханум - женщина, которую мы все очень уважаем, она наша гордость. Через пару лет ей исполнится 80. Она долгое время наш депутат, народная артистка СССР, Азербайджана. Может кто-то что-то ей сказал, и она так амбициозно выступила. Например, на вчерашнем выступлении она отметила, что у людей отнимают все. Я хочу спросить, что отобрало государство у людей в Нардаране, Маштаге, Бильгя? Кто может в этом веке отбирать у кого-то собственность?

Наоборот, когда там строилась кольцевая дорога, глава государства поручил узнать, являются ли расположенные там участки наследственным имуществом, и выплатить им компенсацию, если они даже не имеют подтверждающего документа, что этот участок принадлежит им. И это было обеспечено. И со стороны моря нет заборов, любой может в этом убедиться и пойти поплавать.

Депутат Галиб Шалахзаде сказал в своем выступлении, что в Бильгя есть несколько таких дач, и то у них есть на руках разрешение.

Если кто-то вышел за рамки закона, то он ответит за это. Мой офис в Нардаране работает с 9-ти утра до 6-ти вечера. В воскресенье я и сам бываю там и принимаю граждан. Было много обращений, но не поступило ни одной жалобы в связи с заборами.

Также нет никаких вопросов в связи с тем, что у кого-то, якобы, отнимали собственность. Самая большая проблема возникла тогда, когда строилась кольцевая дорога. И то, по поручению президента, всем, у кого было и не было документов, были выплачены компенсации.

Никто не может сказать, что у них отобрали земли и не выплатили компенсацию. Я не хотел отвечать там Зейнаб ханум, подумал, что она пожилая женщина, на нее это может плохо подействовать, потом она заболеет на нервной почве и мы можем ее потерять. Я не смогу потом простить этого себе до конца своей жизни. Что теперь поделать? Это ведь Зейнаб ханум».