Изображение новости:


Судья уличен в фальсификации.

Я не настолько наивен, чтобы допытываться у опытных, повидавших всякое на своем веку юристов имени того высокопоставленного властного распорядителя, присвоившего себе право накладывать вето на действующий уголовный кодекс. Однако, как человек, не понаслышке знакомый с практикой взаимоотношений правящих структур с исполнительной властью, думаю, что все обстоит гораздо сложнее. Представьте, если некто из властных кабинетов запрещает наказывать судей, он вполне может сделать это и в отношении министров-коррупционеров. Или возьмет и под благовидным предлогом освободит от уголовного наказания армейских чинов. Эдак, глядишь, и все сферы жизнедеятельности общества можно освободить от законного наказания за совершенные преступления.

А может, это уже произошло, и мы просто не ведаем об этом нелегальном поощрении тотального воровства и вседозволенности? Думается, однако, что парадоксальная ситуация, при которой священный принцип борьбы с преступностью – неотвратимость наказания - исключен в отношении судейства, т.е. тех, кто по своему исключительному положению стоит на страже закона (!), вызван к жизни другими причинами. И такую точку зрения на деятельность судопроизводства подтверждает свежий пример из юридической практики адвоката Аслана Исмаилова: затянувшийся на долгие месяцы бракоразводный процесс азербайджанского миллиардера Мубариза Мансимова и его супруги Тамары Мансимовой (вынужден называть имена участников этой истории, поскольку эта глубоко личная история сопровождалась целым рядом вопиющих нарушений чисто уголовного характера), сообщает BAKU.WS со ссылкой на haqqin.az.

Итак, с 2013 года Т.Мансимова начинает в Турции тяжбу о разводе со своим достаточно известным мужем М. Мансимовым (истица и ответчик проживают в Турции, обратите внимание на эту деталь, читатель, с нею сопряжены последующие перипетии судебного дела). Турецкий суд, куда явилась через некоторое время истица, предъявляет ей вдруг вполне реальный документ: решение суда Низаминского района г. Баку (судья Имран Бурджаев) о расторжении брака на основании заявления ее мужа и взыскании в пользу троих детей по 5 тысяч манатов ежемесячно.

Низаминский суд, куда направилась истица, подтверждает свое решение, принятое на основании заявления М. Мансимова, поданного 18 декабря 2014 года доверенным письмом заявителя, через его родного брата Маиса Мансимова. Ну что ж, все понятно, не пристало миллиардеру бегать по судам по столь щепетильному поводу. Однако дотошный адвокат А. Исмаилов, ознакомившись с материалами дела, не верит своим глазам: 18 декабря прошлого года И. Бурджаев выносит решение о назначении дела к слушанию, оно, как и положено, препровождается припиской – "все документы имеются, действительны”. Но что это - доверенность, на основании которой Маис Мансимов представляет своего брата выдана… 24 декабря. И это только цветочки.

Точно таким же образом И. Бурджаев в упор не видит, что все важнейшие документы, необходимые для бракоразводного процесса, оформлены уже после его решения о назначении дела к слушанию (!?) Нонсенс – дела еще нет, а судья назначает уже слушание! Проще говоря, судья изначально позволяет втянуть себя в более чем сомнительное юридически действие. Но, как говорят в таких случаях одесситы, если вы думаете, что это все, то глубоко ошибаетесь.

Внимание адвоката привлекает копия документа о заключении брака между истицей и ответчиком 1 ноября 2001 года. На свой запрос от 30 апреля с.г. адвокат получает ответ Генконсульства АР в Стамбуле однозначно указывающий, что никакого брака между указанными в запросе лицами в данном диппредставительстве АР никогда не заключалось (!?).

Вы будете, конечно, недоверчиво улыбаться, но в деле, который вел судья И.Бурджаев, имеется еще одна фальшивка, ставящая под сомнение, мягко говоря, добросовестность не только суда Низаминского района, но и азербайджанских дипломатов. Речь идет о документе о расторжении брака М.Мансимова с Т.Мансимовой от 20 сентября… 2004 года, выданный также Генконсульством Азербайджана в Стамбуле. От своей причастности к происхождению данного свидетельства Генконсульство открещивается как черт от ладана.

Этот факт позволяет нам думать, что миллиардер М. Мансимов, помимо океанских танкеров, фабрик и заводов, обзавелся собственным генконсульством, о чем надо полагать, известно и министру иностранных дел Эльмару Мамедъярову. Судье же И.Бурджаеву, видимо, и в голову не приходит мысль о том, что он разводит супружескую пару, бракосочетание которой, согласно имеющемуся в его распоряжении документу, давно аннулировано в полном соответствии с азербайджанским законодательством. Более того, чисто юридически под большим сомнением находится и сам факт их бракосочетания. Получается не суд, а водевиль: брака не было, а развод состоялся и притом дважды – 10 лет назад в Турции, а теперь вот стараниями судьи И.Бурджаева в Азербайджане.

Таким образом в лице господина Имрана Бурджаева азербайджанское правосудие обрело единственного в своем роде судью, специализирующегося на разводе не состоявшихся юридически супружеских пар.

На фоне этих судейских головоломок, щедрость которую проявил наш судья, одарив трех малолетних детей истицы денежным довольствием по 5 тысяч манатов каждому, была бы простительной, если бы не одно "Но”. И. Бурджаев не может не знать, что согласно закону при наличии трех детей на их содержание выделяется ровно 50% доходов родителя. И нигде не говорится, что ими судья волен распоряжаться как с собственными карманными расходами.

Ведь И. Бурджаев - судья, а не фокусник. Очень возможно, что сей волшебник в мантии хотел предстать перед детьми этаким щедрым дядюшкой, а перед обывателем героем, рублем наказавшим самого миллиардера. Заодно он как бы отвлекает внимание заинтересованных сторон от многочисленных нарушений судопроизводства. Как ни странно, но этот бурджаевский фокус проглотили и последующие инстанции - апелляционный  и Верховный суды. На очереди – конституционный…

Это не телефонное право, это гораздо хуже

Вопрос, который меня интересует, вовсе не в том, как может показаться на первый взгляд - устоит ли высшая судебная инстанция Азербайджана против миллиардера? И даже не в том, что узрит ли конституционный суд преступление против правосудия, которым пропитана каждая строчка решения судьи И. Бурджаева?

Общественность возмущает другое - определенная категория граждан (если к судейству добавить армию следователей и прокуроров – получается целая социальная прослойка) превращена в своеобразную касту неприкасаемых. Для чего же, в таком случае, специальный раздел и глава в УК? Не для имитации ли соответствия отечественного законодательства международным стандартам?

Кстати, об описанном выше решении судью И. Бурджаева, представляющем собой хрестоматийный пример преступления против правосудия, адвокат письменно уведомил Генпрокуратуру. В ответ лишь привычное, глухое молчание.

В последнем своем выступлении президент республики Ильхам Алиев с тревогой говорил о метастазах коррупции, поразившей государственный организм. Отчего бы Генпрокуратуре не стать инициатором реализации президентских установок?

С правоохранительной системой Азербайджана случилось нечто худшее, чем всесилие телефонного права – она стала рабом сложившейся порочной юридической практики. А практика такая могла сложиться в результате сговора правоохранительных служб и полнейшего отсутствия какого бы то ни было контроля.

Не спасет положения и правовой Совет судей Минюста, где, надо отдать должное руководству, сформирован вполне интеллигентный и квалифицированный состав – число малограмотных правоохранителей в стране так же велико, как и непрофессиональных врачей.

Ситуация взывает к созданию совершенно нового подразделения, возможно, находящегося в непосредственном подчинении Президента, наделенного особыми полномочиями по контролю за исполнением закона о преступлениях против правосудия. Ибо правосудие и есть то звено, ухватившись за которое можно вытянуть всю жуткую цепь порочной коррупционной системы, опутавшей весь государственный организм. Но при одном непременном условии – желании объявить войну коррупции.
 
BAKU.WS