Изображение новости:

Так кто же эти женщины, которые покинули семьи, чтобы прославлять терроризм. 

«Я сделала несколько коротких шагов навстречу... Я дрожала. Нервничала. Боялась...» — женщина по имени Шамс описывает мельчайшие подробности своей первой встречи с будущим мужем. Чрезвычайно эмоциональная проза читается как плохой любовный роман: «Он посмотрел на меня, наши глаза встретились. Мое сердце колотилось со скоростью света. Он улыбнулся и задал вопрос, который я не забуду до конца своих дней: „Можем ли мы пожениться сегодня?"». 

И все же это не стереотипная сказка, в конце читателя не ждут слова «долго и счастливо». Это рассылка от Шамс, женщины, называющей себя «Птицей Джанна» и ведущей блог, который эксперты называют действенным — и опасным — инструментом вербовки в террористическую организацию ИГИЛ, сообщает BAKU.WS со ссылкой на российские СМИ.

Шамс — псевдоним, настоящее имя неизвестно — одна из западных женщин, которые оставили свои дома и семьи, чтобы поехать в Сирию и Ирак и присоединиться к ИГИЛ. По приблизительным оценкам, есть еще примерно 550 таких, как она. 
 
Исследователи из Института стратегического диалога (ISD) в Лондоне, обеспокоенные «беспрецедентным ростом числа женских новобранцев» в ИГИЛ, отслеживают более сотни таких женщин через интернет-платформы, включая Twitter, Facebook, Tumblr и разные блоги. 

База данных ISD, крупнейшая в своем роде, предоставляет уникальную возможность увидеть повседневную жизнь женщин ИГИЛ. Предполагается, что, если установить, как именно женщины используются террористическими группами, аналитики будут лучше понимать принципы работы этих организаций и способы борьбы с ними. Старший научный сотрудник института Эрин Солтман говорит: «То, что мы обнаружили, действительно ломает стереотипы. Их возраст колеблется от 13 до 40 лет, у них часто есть хорошее образование, работа и семьи». 

Издание CNN получило доступ к новому докладу исследовательской группы, который рассказывает о множестве женщин самых разных возрастов и профессий. Эти женщины играют определенные роли в составе террористической группы, которая в настоящее время контролирует значительные территории Сирии и Ирака. 

Кто же они — женщины ИГИЛ? 
 

 



Блогер 
Несмотря на активность Шамс в интернете, сведений о ее подлинной личности мало. Намеки, которые можно встретить в постах, позволяют предположить, что ей 27 и она родом из Малайзии, из индо-пакистанской семьи. 

Выучившись на врача, Шамс бросила все, чтобы начать жизнь с нуля под режимом ИГИЛ, где, по ее словам, управляет клиникой для женщин и детей — проводит гинекологические осмотры, назначает антибиотики и делает прививки. 

Красной нитью через ее блог проходит благодарность ИГИЛ. Это похоже на женский роман: рассказ о том, как в Сирии она нашла веру, понимание и любовь. 

Многое звучит как романтический вымысел, часто встречаются эпизоды, будто нарочно созданные, чтобы не отпустить внимание читателя — например, когда ее муж, якобы борец ИГИЛ родом из Марокко, не реагирует на сообщения, которые она шлет ему на поле битвы: «Обещай мне, что ты дождешься рождения нашего ребенка... Обещай, что останешься жив!», на что муж отвечает: «Иншалла» (как пожелает Бог). 

Шамс описывает жизнь в ИГИЛ как утопию, приводя целые списки «преимуществ» для иностранных бойцов — вроде бесплатного жилья и здравоохранения, — и дает советы тем, кто готов отправиться в путь: «Запасайтесь хорошей одеждой и обувью — местное качество вас разочарует». 

Но реалии жизни на территории ИГИЛ суровы, и, как жена посреди зоны военных действий, Шамс признает мрачную, «предреченную» участь, которая ждет ее мужа на поле боя, размещая фотографию с подписью: «Пока мученичество не разлучит нас». 

Школьницы 
Всего несколько месяцев назад твиты Амиры Абазе мало отличались от записок любой другой лондонской школьницы-подростка. Какую обувь купить? Vans. Любимый футбольный клуб? Челси. Самый ненавистный школьный предмет? 

Но в январе лента 15-летней школьницы заполнилась потоком сообщений о тяжелом положении сирийских беженцев — многие были адресованы Кадизе Султане и Шамиме Бегум, ее одноклассницам в колледже Бентал Грин Текнолоджи в восточном Лондоне. Мелани Смит из ISD, которая проследила за онлайн-поведением Абазе, чтобы понять, чем ИГИЛ привлекает молодых девушек, говорит: «Это очень быстрый процесс радикализации. Мы можем своими глазами увидеть, как девушка становилась все более политически ангажированной Сирией, пока, наконец, не приняла решение уехать туда». 

Считается, что мысли о присоединении к ИГИЛ появились у Абазе, Султаны и Бегум из-за отъезда одноклассника в Сирию в декабре 2014 года. Вскоре после этого твиты Абазе стали куда менее подростковыми и куда более — политическими и религиозными. Эрин Солтман утверждает: «Очень часто для женщин причиной становится сильная эмоциональная тяга к глобальной проблеме. Они не замечают экстремистских взглядов, но наблюдают, что мир обозлился на это мусульманское сообщество, что мир жесток к нему, и видят свою роль и религиозную задачу в том, чтобы создать безопасное пространство для всех мусульман — и для этого очень трудно найти контраргументы. Такое мировоззрение очень расширяет их права и возможности». 

В феврале в ленте Абазе появилась картинка, изображающая трех девушек, полностью скрытых паранджой, спиной к камере. Подпись гласила «Akhwaat» — «сестры». 
 

Изображение новости:



Четыре дня спустя камера в аэропорту засекла подруг— они улетали в Стамбул. Еще на одной записи видно, как девочки встречаются с кем-то, кого полиция опознала как контрабандиста, который должен был переправить их через турецкую границу в Сирию. 

Семьи всех трех школьниц опубликовали трогательные публичные призывы вернуться, но не получили ответа. 

В апреле от девочек появилась первая весточка: Абазе опубликовала в Twitter фотографию с едой — шашлыком и рисом — и подписью «фастфуд в Даула». Слово «даула» означает «государство» и часто используется последователями ИГИЛ как обозначение самопровозглашенного государства шариата. 
 


 

 


Считается, что в последний раз все трое были вместе в Ракке — оплоте ИГИЛ. На прошлой неделе адвокаты их семей выпустили заявление о том, что некоторые из девушек вошли в контакт со своими родственниками: «Они дали понять, что здоровы и в безопасности, хотя уже не вместе, и что вряд ли вернутся в Великобританию в ближайшем будущем». 

Вербовщик 
Семья Аксы Махмуд считает, что их дочь — по крайней мере, отчасти — виновата в том, что Абазе, Султана и Бегум отправились в Сирию. 
Махмуд было 19, когда она вышла из дома в богатом районе Глазго, Шотландия, в ноябре 2013 года, как всегда обняв на прощание своего отца Музаффара, — а затем исчезла. Четыре дня спустя она позвонила родителям, чтобы сообщить, что пересекла границу с Сирией. 

С тех пор как Махмуд добралась до места, в блоге в Tumblr, который, предположительно, ведет она сама, появляются регулярные сообщения, призывающие других людей отвернуться от своих семей в пользу джихада. 

И хотя некоторые из этих сообщений похожи на записки фанатика, другие остаются совершенно подростковыми. В ответ на предположение, что британские власти могут конфисковать паспорта тех, кто пытался присоединиться к ИГИЛ, Махмуд написала: «Ух ты, валлахи адхеем (клянусь Богом), это самый большой курьез этой недели».
 
Превращение Махмуд в экстремистку ошеломило родителей девочки, которые настаивают, что она росла как обычный подросток. В интервью CNN ее отец сказал: «Она была лучшей дочерью, какую только можно представить. Мы не можем понять, что с ней случилось». В заявлении, опубликованном, когда исчезли подростки из школы Бентал Грин, семья Махмуд говорит своей дочери: «Ты позор для нашей семьи и народа Шотландии. То, что ты делаешь — извращенное и злое искажение Ислама». 

Дитя 

 


По словам исследователей ISD, Зайнаб Шарруф разместила эту фотографию в Twitter с подписью: «Прохлаждаюсь в Халифате, люблю свою жизнь» 
Зайнаб Шаруфф — не из тех, кто добровольно присоединился к ИГИЛ; ей было всего 13, когда ее отец Халед Шаруфф, осужденный за терроризм, собрал семью и переехал из Австралии в Сирию — по паспорту брата, чтобы не попасться властям. Тем не менее девушка, кажется, освоилась с жизнью на территории ИГИЛ — по словам исследователей ISD, записи в блоге Зайнаб свидетельствуют, что она «стала очень вовлечена в экстремистскую идеологию насилия ИГИЛ». 

Спустя чуть больше года после прибытия в Сирию Зайнаб, как сообщается, вышла замуж за лучшего друга своего отца, Мохаммеда Эломара, бойца ИГИЛ родом из Сиднея. 

Эломар стал печально известен в австралийских СМИ за публикацию фотографий, на которых он сам, его жена и сыновья держат в руках головы казненных жертв ИГИЛ. Он также утверждал в интернете, что продавал захваченных девочек в рабство — за 2,5 тыс. долларов каждую. 

Вскоре после прибытия на территорию ИГИЛ, Зайнаб (предположительно) стала публиковать посты в Twitter под эпиграфом «От страны антиподов до мухаджиры на землях Халифата», что означает «От австралийки до переселенца в Халифате». 
Исследователи ISD говорят, что, когда она впервые оказалась в своем новом доме в Ракке, ее сообщения отражали «вкусы и желания девочки-подростка, выросшей на Западе» — она была очень привязана к своему iPad и мечтала о розовом Lamborghini. 

Однако вскоре ее посты Twitter начали повторять экстремистскую риторику отца — она открыто говорила о теракте 9/11 как о празднике. Среди прочих фотографий есть «семейное фото» женщин семьи Шарруф с АК-47 в руках, сидящих на белом BMW. 

Правда, другой пост гласит: «Я не экстремист, я просто следую дин». Это арабское слово, которое означает «вера». 

На прошлой неделе, после того как появились сообщения, что семья, возможно, намерена вернуться домой, австралийский премьер Тони Эбботт предупредил, что в этом случае им придется столкнуться «со всей суровостью закона». 

Вдовы 

 


Всего год назад близнецы Сальма и Захра Халане были популярными, успешными подростками, старательными английскими школьницами, мечтающими о карьере в медицине. 

Но в июне 2014 года в возрасте 16 лет девочки сбежали от родных, которых местное сообщество описывает как «очень религиозную семью в северной Англии», отправившись сперва в Турцию, а затем через границу в Сирию. 

В течение нескольких недель, по словам ISD, их обеих выдали замуж за бойцов ИГИЛ; в аккаунте Twitter, который предположительно принадлежит Сальме, можно найти советы другим потенциальным перебежчикам о том, как найти мужа на территории Исламского государства. 

Исследователи ISD говорят, что ее сестра Захра использует свой популярный аккаунт Twitter, чтобы восхвалять действия исламских террористов. 
11 сентября она написала твит: «С днем #9/11! Это самый счастливый день в моей жизни. Надеюсь, такое случится вновь иншаллах #ИГ». 

В не меньший восторг ее привели новости о нападении на Charlie Hebdo в январе. ISD считает, что мужья обеих девочек были убиты с промежутком в несколько дней в декабре прошлого года. 6 декабря Захра якобы объявила мужа «мучеником» в Twitter: «Он был благословением Аллаха... Я присоединюсь к нему оооооочень скоро :')». 

Меньше чем через неделю последовал пост предположительно от Сальмы: «Да приветствует Аллах моего мужа... Я среди жен шахидов (мучеников) и горжусь, что выбор пал на меня». 

Девушки сомалийского происхождения, вероятно, попали под влияние старшего брата, который, по мнению властей, отправился на поля сражений Сирии в 2013 году. Как сообщается, он оставил военные действия и сейчас, по данным ISD и местной общины, находится в Дании. 

Близнецы ведут себя вызывающе в социальных медиа, но аналитики говорят, что такая преувеличенная публичная активность часто призвана заглушить личные сомнения. Но даже если девушки захотят покинуть ИГИЛ, им придется куда сложнее, чем их брату. Солтман поясняет: «Если вы женщина, оказавшаяся на территории ИГИЛ, вернуться в западное общество будет для вас в 10 раз труднее. Мы знаем о нескольких сотнях случаев возвращения мужчин, но для женщины это практически невозможно. Так происходит потому, что даже для того, чтобы выйти из дома, вы должны иметь разрешение мужа. Чтобы пройтись по улице, вам нужен эскорт. Как только вы попадаете на территорию ИГИЛ, ваш паспорт конфискуют. Попытка убежать и дойти до границы будет практически обречена на провал».

BAKU.WS