Изображение новости:


«После боя с нами в Армении был объявлен трехдневный траур».

В годы Первой Карабахской войны все граждане Азербайджана, вне зависимости от своей национальной и религиозной принадлежности, как один встали на защиту своей Родины от армянской агрессии. 

Русские, лезгины, евреи, аварцы, украинцы, татары, талыши и другие народы плечом к плечу с азербайджанцами отстаивали территориальную целостность нашей общей Родины. Это не пустые слова - достаточно посмотреть на список Национальных героев, посмертно награжденных высшей наградой Азербайджана, чтобы понять  –  в рядах Азербайджанской Армии были  представлены все народы, населяющие нашу страну.

Сегодняшний собеседник Azeri.Today – проживающий в России Олег Болотин – хорошо знаком многим ветеранам Карабахской войны. В 1992 году он присоединился к бойцам только-только формировавшегося интербатальона под руководством Владимира Малининова. Данное подразделение создавалось как спецназ и принимались в него только добровольцы, имевшие за плечами военную службу и боевой опыт. Поскольку большую часть личного состава составляли русские, украинцы, лезгины, евреи, аварцы и татары из числа местных жителей, отряд назвали интербатальоном.

- Олег, расскажите о себе.

- Я родился в 1968 году в Баку, в поселке Баладжар. Учился в средней  школе N 2. Затем служба в Советской Армии. Когда произошел геноцид азербайджанского населения в городе Ходжалы, я понял, что не могу оставаться в стороне и принял решение пойти добровольцем на фронт. Как раз тогда я узнал  о том, что в Баку формируется интербатальон, в который принимают ребят, имеющих за плечами службу в армии. Так я оказался в рядах Азербайджанской Армии. Я считал, что обязан отдать долг стране, в которой родились и мои родители, и я сам.

Интербатальон, состоявший из 6-7 рейдовых отрядов, тогда базировался на базе Общевойскового училища в поселке Перекешкюль. Я попал в разведгруппу второго рейдового отряда (сам отряд состоял из трех групп), которым командовал Ильгар Гахраманов. Он полностью оправдывал свою фамилию. Ильгар был настоящим Героем, прошел Афганистан, в свои 28 лет дважды был награжден орденом Красной звезды. Вскоре, после непродолжительной подготовки, мы отправились на фронт.

- Какие задачи ставились перед интербатальоном? Когда произошло ваше первое боевое крещение?

- Перед нами ставились задачи: зачистка определенных участков, разведка боем, выбивание врага из укрепрайона. После этого туда входили регулярные части. Наша разведгруппа не раз заходила в тыл противника, отслеживала его передвижения, дислокацию, а затем, на основе наших данных, проводилась войсковая операция.  

Самый серьезный бой у нас произошел в июне 1992 года на Кельбаджарском направлении фронта. Мы получили информацию о том, что многочисленнее отряды армян готовят там наступление. Мы выдвинулись на перехват, и попали в засаду. Причем, в очень серьезную засаду. Армяне пропустили нас на расстояние выстрела и открыли шквальный огонь почти из всех видов оружия. Нашу ситуацию усугубляла не столько неожиданность, а то, что мы оказались на небольшой равниной местности, где невозможно было укрыться от шквального огня.  

Там-то меня и «снял» снайпер. Я получил серьезное ранение в поясницу. Как известно, если снайпер кого-то ранил, то он не добивает свою мишень, а поджидает, когда к раненному подоспеет помощь, чтобы «снять» как можно большее количество противника. Поэтому я стал кричать, чтобы ко мне никто не подходил. В другой ситуации это было бы смертельно, но благодаря взаимовыручке, самоотверженности наших ребят, мне удалось выжить. Ко мне подполз командир разведгруппы, и стал прикрывать меня своим телом. Вторая пуля, которая шла мне в голову, досталась командиру – пуля разворотила ему всю ногу. Тем не менее, ему удалось вытащить меня из-под обстрела. Вскоре подоспела помощь, меня погрузили в БМП и отправили в госпиталь в Кельбаджаре. Тогда в госпитале не было никаких условий, пулю из позвоночника у меня вытаскивали наживую. Врачи меня просто связали и приступили к операции, которая длилась почти 4 часа. Я всю жизнь буду благодарен этим врачам, которые в невыносимо тяжелых условиях совершили чудо. Потом меня на вертолете отправили в Баку.

Кстати, в том бою мы потеряли убитыми двух человек, еще 12 получили ранения. И хотя в засаду попали мы, но трехдневный траур объявили в Армении – настолько крупными были потери армян в том бою.

- После такого тяжелого ранения вы больше не вернулись в строй?

- Увы, нет. В госпитале я провел два месяца. В декабре 1992 года я был демобилизован по состоянию здоровья. В 1997 году я переехал на ПМЖ в Россию. И тем не менее, я считаю своей Родиной именно Азербайджан. Я очень сильно переживал апрельскую эскалацию конфликта в Карабахе. Так хотелось, чтобы у молодых азербайджанцев получилось то, что не получилось у нас, а именно – освободить наши земли от врага, восстановить территориальную целостность Азербайджана. Уверен, наша общая победа над врагом не за горами.

- Проживая в России, вам наверняка приходится сталкиваться и с армянами. Как они реагируют на то, что вы воевали в Карабахе?

- У меня нет друзей или товарищей среди армян. Да и в целом, мне плевать, что они могут подумать. Не я к ним в дом полез, а они заняли наши территории. Я никогда и ни от кого не скрывал, что воевал в Карабахе, защищал свою Родину.

- Поддерживаете связь со своими сослуживцами?

- Конечно, мы часто созваниваемся, регулярно встречаемся. Стараемся помогать друг другу.     
 
Источник: Azeri.Today
BAKU.WS