Изображение новости:


Быстрее известий о появлении на местном рынке новых авиакомпаний распространяются, пожалуй, только новости об изменении курса маната и цен на нефть. 

Поэтому, о том, что к нам пришла "дочь" Аэрофлота "Победа" большинству уже давно известно. Некоторым даже до того, как об этом узнала сама "Победа". 

А вот насчёт состоявшегося недавно, в рамках презентации компании, пресс-тура в Ростов, знал мало кто, что и породило недоумение (когда лёгкое, а когда и не очень) в умах доблестных пользователей соцсетей. И вот об этом, собственно говоря, я и хочу  поведать в заметке, которую вы любезно соизволили начать читать. 

Итак, в последний октябрьский день средней погодной паршивости собралась небольшая группа  журналистов, блогеров, фотографов и Ко в славном аэропорту имени Г. Алиева, непривычно полупустынном после летнего нашествия арабских туристов. Группе этой предстояло испытать новый лоукостер, совершив средней дальности путь в славный купеческий город Ростов-на-Дону. 

Собственно, до нас его уже испытал кто-то другой, поскольку рейс был вторым по счёту. Но мы решили проигнорировать сей факт и гордо назваться пионерами-первопроходцами. 

Положенные 10 кг багажа нам любезно и в виде исключения разрешили взять с собой в салон (так-то его, в отличие от других лоукостеров, предписывается сдавать при регистрации, а при нежелании- доплачивать отдельно)

Нешумной гурьбою, с шутками и прибаутками пройдя все положенные процедуры, расселись мы по местам с неоткидывающимися спинками  в новеньком (как обещалось) полупустом Боинге-737 и, слегка разогнавшись, мягко взлетели. 

Через два часа так же мягко приземлились и потопали на паспортный контроль. Женская часть  группы оказалась более резвой и через пару минут уже бодро (пока ещё) ожидала мужскую половину делегации за пограничной зоной. Мужчины же решили (полагаю, не совсем добровольно) проявить джентльменство и пропустить вперёд всех транзитников на Москву, из-за чего наше ожидание затянулось на добрых полтора часа (благо, мои продовольственные запасы в виде дальновидно прихваченных из дому плюшек, позволяли не думать о грустном)

На выходе уже давно ожидали встречающие представители "Победы" и, получив наше единогласное одобрение, повезли нас сразу на ужин в ресторан "Онегин, дача". 

По дороге, несмотря на тусклое освещение за окном, я пыталась разглядеть, а главное, почувствовать город. Этот момент, восприятия или невосприятия посещаемых мест на чисто энергетическом уровне в последнее время стал для меня гораздо важнее всех созерцаемых красот или рассказов экскурсоводов. И Ростов в этом отношении, несмотря на свою кажущуюся неказистость, сразу вызвал симпатию и расположил к себе как "свой парень" и хороший приятель. 

"Онегин" оказался практически родным братом нашей "Мариванны": и определённым сходством в интерьере и поданными блюдами. Ну, отдельно мне литературно согрело душу ещё и название. 

Наутро нам предстояло знакомство с гендиректором "Победы" и директором строящегося международного аэропорта, поэтому к концу затянувшегося ужина единственным желанием столовавшихся было добраться до отведённого нам "Белладжио" и забыться крепким сном.

Наступление ноября встретили в бодром расположении духа, тем паче, что по дороге на пресс-конференцию нам сообщили, что после неё ожидается поездка в казацкую станицу, с прогулкой, экскурсией, ужином и посвящением одного из нас в казаки. 

Тут наступило заметное оживление и начались споры о том, кому этим самым казаком быть. Громче всех пыталась выступать я, аппелируя к наличию в родословной казацких корней (ну и что, что кубанских, а не донских) и каракулевой папахе, привезённой и надетой специально по случаю. Сопровождающая нас замечательная девушка Инна сказала, что окончательное решение примут на месте сами казаки, и мы утихомирились. 

Активно поучаствовав в пресс-конференции и наскоро отобедав, подобрали по пути лучшего в городе гида-полиглота (который, к слову, оказался тем ещё сказочником, похлеще Пушкина и на забаву всей группе, включая даже принимающую сторону и водителя), отправились мы по шолоховским местам, на Тихий Дон. 

Дон действительно оказался тихим, как и вся расположенная на побережье станица Старочеркасская, довольно безлюдная в такое время года и суток. Тут начался мой персональный рай, потому как вокруг словно ожили картины русских художников, а природа и кристально-чистый воздух словно перенесли  на какое-то время в далёкое уже детство, в такую же замечательную осень. 

Замешкавшись в монастырской лавке за выбором всяких притирок и настоек, я обнаружила, что благополучно отстала от группы и осталась совершенно одна в пустынном посёлке. Впрочем, сей факт меня нисколько не огорчил, потому что куда идти я знала, а в том, чтобы ещё немного побродить в одиночестве было совершенно особое удовольствие. 

Подойдя наконец к ресторану, обнаружила, что там уже идёт пир горой. Видимо, по приезду я так вписалась в интерьер, что ни у кого из группы даже мысли не мелькнуло о том, что я могла заблудиться. Поэтому моё появление было встречено только радостными возгласами без тени беспокойства.

Не успела я высказать всё, что думаю о братстве, солидарности и взаимовыручке, как появились казаки в количестве двух гендерно-сбалансированных пар. И как начнут нас развлекать, прям без передышки. Песни поют, пляшут, на гармони играют, платочками машут. Ну, мы тоже "парни" не промах: едим, пьём, тосты говорим. Я, как всегда, в эпицентре: по левую руку народ пьёт-балагурит, по правую парочка трезвенников на религиозные темы речи талдычит, напротив экскурсовод сочинскую олимпиаду вспоминает, за спиной казаки буянят. Тут волей-неволей пришлось впервые в жизни самогона какого-то особого, ягодного, попробовать, чтобы выстоять в этом круговороте. 

Тут казаки начали кастинг на посвящение и тут же сделали дискриминационное заявление, что, мол, участвовать могут только мужчины, на женщин их ритуалы отродясь не рассчитаны. Я ненадолго обиделась и даже прислушалась было к разглагольствованиям сидящего напротив гида, но тут нашим конкурсантам понадобилась помощь в угадывании русских народных песен,  сопереживание взяло верх, и я повернулась обратно с подсказками. 

Дальше новоявленному казаку было поручено спеть самому, порубить саблей капусту и после всех этих обрядов инициации, были вручены ему верительная грамота и плётка (на разные случаи жизни)

На том и порешили, и засобирались в обратный путь. Завтра части делегации предстояло ехать исследовать строящийся международный аэропорт, пара-тройка страждущих собралась на шопинг в обнаруженный по пути İKEA, а я решила по-кошачьи отоспаться после завтрака до самого обеда и последующего отъезда в аэропорт. Отоспаться, впрочем, так и не удалось: пейзаж за окном был настолько прекрасен, что было  жалко даже на пару минут закрыть глаза, так хотелось впитать всю эту красоту и увезти с собой в наше странное серое межсезонье и уже на месте расплескать, заразить всех вокруг этим синим небом в белых барашках облаков, чистым морозным воздухом и окутывающей негой надежд грядущего дня (лирическое отступление, придётся читателю потерпеть, но лучше представить и проникнуться) 

На обратном пути некоторым (не будем показывать пальцем на главного редактора и его товарищей) пришлось таки сдавать в багаж результаты утреннего шопинга. Самолёт оказался на удивление полным, многие ростовчане, воспользовавшись заманчивым ценовым предложением, ехали исследовать Баку, как новое туристическое направление. 

Собственно говоря, теперь и нам ничего не мешает, помимо ставших более доступными Москвы, Питера и всяких заграничных городов, внезапно собраться и слетать, например, в тот же Ростов по цене обычной вылазки в район. Людей, как говорится, посмотреть и себя показать. 

Нателла Керимова
BAKU.WS