Президент Азербайджана Ильхам Алиев в ходе рабочего визита в Брюсселе 15 декабря дал интервью итальянской газете Il Sole 24 Ore.

АЗЕРТАДЖ редлагает вниманию данное интервью.

Корреспондент: Прежде всего, хочу поблагодарить Вас за предоставленную возможность встретиться. Я неоднократно бывал в Азербайджане, приезжал в Азербайджан во время проведения многих выборов.

Президент Ильхам Алиев: Когда были в последний раз?

- В последний раз полтора года назад. Очень интересная страна, признаю, что вы добились большого прогресса. Я являюсь корреспондентом İl Sole 24 Ore по Ближнему Востоку. Это крупнейшая политическая газета в Италии.

- Мне известно об этом.

- Если не возражаете, то в ходе интервью хотел бы коснуться тесных отношений Азербайджана с Италией.

- Да, с большим удовольствием.

- Диверсификация экономики. Это очень интересная тема. Считаю, что международные медиа недостаточно осветили ее.

- Согласен.

- С Вашего позволения начнем. Мой первый вопрос связан с нагорно-карабахским вопросом. Вчера Вы провели интересную встречу. Если не ошибаюсь, вчера состоялась Ваша встреча с премьер-министром Армении и господином Шарлем Мишелем. Как прошла встреча, есть ли что-то новое, о чем мы должны знать?

- Вначале я встретился с президентом Совета Европейского Союза господином Шарлем Мишелем. В течение часа мы обсуждали вопросы, охватывающие широкие сферы. Конечно, основное внимание было направлено на ситуацию, сложившуюся после конфликта, прошлогодней войны. Разумеется, усилия Европейской комиссии направлены на нормализацию отношений между Азербайджаном и Арменией. Мы высоко оцениваем усилия Европейской комиссии, в частности, господина Мишеля. Летом нынешнего года он посетил с визитом Азербайджан и Армению. После этого визита мы постоянно находились в контакте, ему известно о подробностях ситуации. Мы высоко ценим его личное участие.

В конце дня состоялась наша трехсторонняя встреча, продолжавшаяся более четырех часов. Считаю, что встреча была чрезвычайно плодотворной. Обе стороны ясно изложили свою позицию в основном по таким вопросам, как новые реалии, сложившиеся после Второй Карабахской войны, адаптация к данным реалиям и научиться жить, как соседи. Конечно, мы обсудили практические элементы поствоенной ситуации, в частности, открытие коммуникаций. Это - важная часть трехстороннего Заявления, подписанного в ноябре прошлого года Президентом России, премьер-министром Армении и мною. Однако исполнение данной части очень важного Заявления идет чрезвычайно медленно. Таким образом, вчера с армянской стороны были приняты важные решения о предстоящей безотлагательной деятельности с тем, чтобы начать практическую реализацию железнодорожного проекта. Что касается нас, то мы уже приступили к работе, железнодорожная линия из освобожденных территорий до границы с Арменией должна быть готова до конца 2023 года. Конечно, мы надеемся, что до того времени Армения выполнит свое домашнее задание.

Разумеется, мы коснулись и других вопросов. Нами был поднят вопрос разминирования, и президент Мишель выразил желание помочь Азербайджану справиться с этой ситуацией, потому что после окончания войны около 200 человек погибли или получили тяжелые ранения в результате разрыва мин. Мы также обсудили гуманитарные и многие другие вопросы. Считаю, что были проведены весьма плодотворные обсуждения. Я очень доволен.

- Вы высказали одну мысль, и у меня возник вопрос. Недавно Европейский Союз объявил пакет поддержки Армении в объеме 2 млрд долларов. Украине также будет выделена помощь в размере около 2 млрд долларов. Если не ошибаюсь, Азербайджану планируется выделить только 140 млн евро. То есть, здесь огромная разница. Как по-Вашему, почему? Чем вызвано такое решение?

- Трудно сказать, почему это происходит, потому что для того, чтобы ответить на этот вопрос в моем распоряжении должно быть достаточно фактов. Я могу высказать свое мнение только так. Вы абсолютно правы. Этот факт удивил многих наблюдателей и стал очень неприятным сюрпризом для населения Азербайджана. Уточню один вопрос - объем пакета, который будет предоставлен Европейской комиссией Армении, составляет 2,6 млрд долларов, а Азербайджану, как вы отметили, - 140 млн. То есть, разница почти в 20 раз. Это справедливо? Нет. Соответствует ли это реальным потребностям обеих стран? Нет. Если даже отставить в сторону чудовищные разрушения, учиненные Арменией на освобожденных территориях, то с учетом численности населения обеих стран можно увидеть, что разница составляет более чем в 5 раз - население Азербайджана 10 миллионов, а Армении - 2 млн. Кроме того, в годы оккупации полностью разрушены территории, равные территории Ливана. Совершая сегодня поездки на эти территории, иностранные граждане и журналисты своими глазами видят масштабы разрушений. В то же время, по нашим подсчетам, там заложено около 1 млн мин. Процесс разминирования обходится чрезвычайно дорого и занимает очень много времени. В Армении никаких разрушений нет. Эта страна не была оккупирована, она сама являлась оккупантом. Даже физически экономика Армении не сможет освоить данный пакет гигантского объема. Так что это очень удивительно, и после объявления данного пакета, визита президента Мишеля летом нынешнего года в Азербайджан мы постоянно обсуждаем эту тему. Мы хотим, чтобы подход основывался на единых стандартах. Мы хотим справедливости и, конечно, желаем, чтобы Азербайджану были предоставлены средства на тех же условиях и в том же объеме.

- Вы абсолютно правы, господин Президент. Разминирование является весьма чувствительной, важной и стратегической деятельностью. Действительно, если планируется возвращение азербайджанцев на освобожденные территории и их расселение там, то необходимо обеспечить безопасность данных территорий. Поэтому я удивлен. Не удивляет ли Вас то, что такой чувствительный вопрос, как разминирование не заставил Европейский Союз перейти к действиям раньше?

- Не знаю. Я неоднократно поднимал эти вопросы, вчера на встрече с господином Мишелем даже предложил, чтобы Европейская комиссия рассмотрела финансирование процесса разминирования в Азербайджане посредством своих фондов. Я сказал: не нужно давать нам деньги, выделите финансовую помощь европейским компаниям, занимающимся разминированием, чтобы они пришли в Азербайджан и приступили к работе. Потому что Азербайджан физически не может сделать это в короткий срок. Кроме того, это весьма дорогостоящая работа, и вы совершенно правы в том, что без разминирования мы не сможем обеспечить возвращение людей. Они ждут этого около 30 лет. В настоящее время территории, где начались широкомасштабные восстановительные работы, разминированы, а другие места нет. То есть, люди, которые вернутся, столкнутся с серьезными проблемами и угрозой для жизни. Поэтому я надеюсь, что в ходе наших контактов в этот вопрос будет внесено больше ясности. Конечно, наши нужды не ограничиваются разминированием. Все разрушено. Там нет ни городов, ни сел - это полностью разрушенные территории. Наша позиция заключается в том, чтобы уровень финансового вклада в Армению, будь то пожертвование или кредит, должен быть таким же, как и в Азербайджан.

- Может, Европейский Союз поступает здесь немного осторожно, потому что, по некоторым отчетам, в Азербайджане все еще есть определенные проблемы в области прав человека, свободы печати? Азербайджан до сих пор развивался, и каждому известно, что этот процесс требует времени. Как по-Вашему, может ли данный вопрос тормозить эту деятельность?

- Нет, я так не думаю. Во-первых, сегодня у европейских институтов есть более четкое представление о том, что впечатление относительно наличия проблем, связанных с правами человека и свободой медиа, раздуто. Потому что в Азербайджане нет ограничений, связанных с медиа, у нас свободный интернет и нет цензуры. Более 80% населения Азербайджана являются пользователями интернета. Невозможно ограничить медиа, имея при этом свободный интернет. Так же и вопрос прав человека. Все права человека защищаются, и сегодня Азербайджан не подвергается критике, с которой сталкивался много лет назад. Потому что, во-первых, нам удалось убедить наших европейских партнеров, что их информация в основном опирается на ошибочный сценарий, и мы осуществляем широкомасштабные политические и экономические реформы. Во-вторых, если вы обратите внимание на суть, то увидите, что в Армении права человека и политические свободы грубо нарушаются. Например, многие представители политических партий находятся под арестом. В отношении лидеров основных политических партий возбуждены уголовные дела. В Армении есть большое общественное недовольство репрессиями, и все это - очевидные факты. Однако у Армении словно есть постоянный зонт - что бы там ни происходило, она считается демократической. Своего рода двойные стандарты…

- Прошу прощения. Еще один вопрос. Могу я быть предельно откровенным?

- Да, конечно.

- Вы за полтора месяца вернули районы, захваченные армянскими вооруженными силами во время первой войны. Можно сказать, что на 15-летних переговорах вы не добились такого результата. У меня такой вопрос: раньше было видно, что деятельность Минской группы неофициально была направлена на статус-кво, просто сохранение мира. Возможно, это было на руку России, чтобы она могла играть свою роль, пока дела идут таким образом. Что Вы думаете о роли Минской группы? У Вас самого был скептицизм, даже разочарование в связи с деятельностью этой группы.

- В первую очередь, хочу сказать, что Минская группа согласно мандату ОБСЕ должна была заниматься урегулированием конфликта с 1992 года. Они осуществляли деятельность до конца ноября прошлого года, на протяжении 28 лет, пока мы в течение 44 дней не освободили территории. Мое мнение о деятельности Минской группы не отличается от мнения азербайджанского народа. Она была неудачной. Мы должны говорить правду. Вопрос ясен, как день, и мы не можем говорить обратное ради политической корректности. Если сопредседателям Минской группы - ведущим странам мира, 3-м из 5-и постоянных членов Совета Безопасности, 3 ядерным державам, сильнейшим странам мира - не удалось положить конец армянской оккупации или если они не хотели сделать это, то это значит, что их деятельность была неудачной. Они осуществляли деятельность на протяжении 28 лет. Представляете?

- Прошу прощения за то, что перебил Вас. Начнем с Мадридских принципов. Но это длительный период.

- Да, Мадридские принципы были 10 лет назад. А они приступили к деятельности в 1992 году. Отмеченные же мною три ведущие страны стали сопредседателями через несколько лет после этого. Но, в любом случае, они осуществляли деятельность более 20 лет, а результат был равен нулю. Почему? Может, потому, что, как вы отметили, статус-кво для них был приемлем. Несмотря на это, могу вам сказать, что на определенных этапах, даже на уровне глав государств стран-сопредседателей Минской группы звучали позитивные заявления о том, что статус-кво неприемлем и должен быть изменен. Это нас очень обнадеживало. Но, к сожалению, никакого движения не было. Это было очень просто. Я неоднократно поднимал этот вопрос. Единственный путь для того, чтобы убедить или заставить Армению покинуть территории Азербайджана и соблюдать требующие этого резолюции Совета Безопасности ООН, заключался в применении санкций против Армении. Мы знаем, что в определенных случаях эти санкции применяются в отношении других стран, но не против Армении. И вновь двойные стандарты, вновь несправедливый подход. Азербайджанский народ устал от постоянных визитов тройки Минской группы. Они приезжали и уезжали по нескольку раз в год, но никакого результата не было. Их деятельность фактически была окончательно парализована после 2019 года, когда премьер-министр Армении заявил, что "Карабах - это Армения". Это означало конец переговоров, потому что если Армения утверждает, что "Карабах - это Армения", то о чем можно говорить? Другой вопрос заключается в том, что через некоторое время руководство Армении сказало, что Карабах - это независимая страна. А это противоречило предыдущему заявлению. Однако Минская группа не отреагировала. Они даже не осудили это заявление. Конечно, подобное поведение лишь придало Армении смелости для укрепления своей позиции за столом переговоров и затягивания оккупации до бесконечности. Цель Армении была в этом, и Минская группа, к сожалению, помогла ей в этом деле.

- Благодарю, господин Президент. Давайте перейдем к региону, в частности, к проблеме между Европой и Россией. На самом деле, это не ваше дело, но Азербайджан может помочь Европе. В Европейском Союзе есть беспокойство тем, что вероятность оккупации Россией Украины может создать такую напряженность, из-за которой некоторые проекты будут отложены, Россия может даже использовать природный газ в качестве оружия. Я имею в виду, что Европейский Союз очень хочет диверсификации маршрутов поставок и по существу видит Южный коридор как один из самых интересных будущих каналов. У вас большие объемы газа, у Вас есть интересная программа, связанная с зеленой энергией. У Вас больше газа для экспорта. Вы можете даже, вдвое продлив трубопровод, завершающийся ТАР, протянуть его от Греции до Бургаса. Если Европейский Союз попросит у вас помощи в поставках больших объемов природного газа, то будете ли Вы готовы обеспечить данное обращение как можно быстрее?

- Безусловно, наша газовая стратегия была очень ясной и открытой. За многие годы мы проделали в Азербайджане огромную работу для реализации этого важного проекта, работали вместе с партнерами. Он считается одним из крупнейших инфраструктурных проектов XXI века. Южный газовый коридор протяженностью 3 500 км начинается в Баку и, пролегая по дну Адриатического моря, через высокогорье, достигает Италии. Это - очень сложный в техническом отношении и, конечно, весьма дорогостоящий проект. Во всех 4 сегментах Южного газового коридора Азербайджан взял на себя основную финансовую нагрузку. До полного завершения проекта в декабре прошлого года мы уже подписали контракты с потребителями. Наш газ был приобретен на основе контрактов, и наши потребители не ощутили никаких изменений, связанных с ценами, в период, скажем так, газового кризиса.

Если мы говорим о планах на будущее, то, безусловно, есть возможность увеличить добычу и экспорт. Но это, разумеется, будет зависеть от нужд европейских потребителей. Европейская комиссия помогла нам в данном процессе. Мы регулярно проводим в Баку с представителями Европейского Союза Консультативный совет Южного газового коридора под председательством Азербайджана. Очередная сессия будет проведена в феврале следующего года, на ней мы займемся всеми вопросами и спланируем дальнейшие шаги. Это - большая группа компаний, банков и стран. В настоящее время команда растет, так как мы уже стали поставщиками Европы.

С 1 января мы поставили в Италию, Грецию и Болгарию 7,2 млрд кубометров газа. В следующем году этот объем составит 9 млрд, а в 2023 году - как минимум 11 млрд кубометров. Таким образом, это серьезный рост. Но чтобы увеличить добычу мы, конечно же, должны вкладывать инвестиции, и для этого у нас должны быть контракты с потребителями. Таким образом, первое - контракты, второе - инвестиции, третье - газ. Такова последовательность этапов процесса. Но мы готовы, как вы отметили, у нас есть гигантские месторождения, абсолютно новая современная инфраструктура, можно проложить интерконнекторы и в другие места Европы. Вы отметили Балканы, я бы добавил Центральную Европу. Это станет для нас диверсификацией поставок, а для потребителей - диверсификацией.

- Да. Давайте предположим, что все идет в правильном направлении. Вы увеличите добычу, а Европа - экспорт. Вы не боитесь реакции России? Ведь Россия является для вас важным экономическим партнером, а также гигантской силой в регионе. То, что она экспортирует значительно больше газа, чем вы, - это факт. Но это может стать символическим шагом. Вас не пугает реакция России?

- Нет, абсолютно. Прежде всего, этот вопрос никогда не обсуждался на высоком уровне между лидерами стран. Все наши энергетические проекты - от нефтепроводов до газопроводов - были завершены в очень дружеской атмосфере. Это - во-первых. Во-вторых, Россия с полным уважением относится к нашей политике, внешней политике, энергетической политике. Мы не конкуренты. Как я неоднократно отмечал, эти вопросы порой искусственно раздуваются. Мы ни в коем случае не являемся конкурентами России, потому что Россия поставляет в Европу сотни миллиардов кубометрами газа, и потребность в российском газе растет. Азербайджан начал недавно, как я уже отметил, в 2023 году наши поставки в Европу составят 11 млрд кубометров, и если не будет новых контрактов, если мы не будем вкладывать инвестиции в новую добычу, то это может так и остаться. Так что это ни в коем случае не может сыграть негативную роль в наших очень позитивных и хорошо сбалансированных отношениях с Россией.

- Давайте перейдем к вашей экономике. Ваша страна в основном зависит от экспорта нефти и природного газа. Считаю, что процесс экономической диверсификации является сегодня приоритетом для вас. Откровенно говоря, до сих пор этот процесс протекал очень медленно. Как Вы намерены ускорить его? Какие у Вас цели, связанные с тем, чтобы вести его вперед?

- Что касается структуры нашей экономики, считаю, что мы добились значительного сокращения объема нефти и газа в ВВП. Много лет назад доля нефти и газа в ВВП составляла абсолютное большинство, сейчас она составляет менее половины. Таким образом, структура экономики Азербайджана стала более сбалансированной. Однако что касается нашего экспорта, конечно, более 90% его составляют нефть, природный газ, нефтепродукты и электроэнергия. Это - преимущество для страны, потому что нам удалось выйти на рынки, мы экспортируем нефть, природный газ, электроэнергию, нефтехимическую продукцию и нефтепродукты, что приносит нашей экономике приток крупных финансовых средств. Чем больше мы будем экспортировать газа, - увеличение объема газа налицо, - тем меньше будет доля ненефтяной продукции в экспортных операциях. Искать рынки для нефти и газа не нужно. Нефть находится на мировом рынке, рынок газа уже есть. А вот что касается другой нашей продукции, например, сельскохозяйственной, мы ограничиваемся региональными рынками. Выйти на европейский рынок очень сложно, потому что на европейском рынке страны сами конкурируют друг с другом. Таким образом, мы экспортируем в основном в Турцию, Россию и некоторые другие страны. Я бы сказал, что нынешний год был очень знаменательным в этом отношении. Экспорт неэнергетических проектов увеличился на 45%. Наша неэнергетическая промышленность выросла на 20 процентов. Это действительно знаменательный результат. Тем не менее, соотношение ненефтяного сегмента в объеме экспорта остается низким. Однако я считаю, что данный сегмент возрастет, особенно если учесть новые возможности и гигантский потенциал сельского хозяйства, туризма, возобновляемой энергии и промышленности на освобожденных территориях. Таким образом, мы планируем в дальнейшем сократить зависимость от нефти и газа. Однако мы должны понимать, что в предстоящие несколько десятилетий нефть и газ будут играть важную роль в нашей экономике.

- Давайте перейдем к Италии, потому что Италия очень интересна для Азербайджана. Италия стала первым внешнеторговым партнером Азербайджана, между Римом и Баку хорошие отношения. Помимо природного газа, Азербайджан является ведущим поставщиком нефти. Имеются ли возможности для итальянских компаний в диверсификации экономики Азербайджана? К примеру, Вы сказали, что намерены реконструировать освобожденные территории. Можно даже реализовать множество проектов, связанных с зелеными ресурсами.

- Конечно, Италия является одним из самых близких наших партнеров не только на европейском континенте, но и в мире. Считаю, что в настоящее время наши отношения находятся на очень высоком уровне. Показателем этого является то, что мы подписали документ о стратегическом партнерстве. Италия является одним из 9 государств-членов Европейского Союза, подписавших документ о стратегическом партнерстве с Азербайджаном. Были визиты высокого уровня президентов и других официальных представителей правительства. Как вы отметили, Италия является нашим основным торговым партнером. А сейчас, после сдачи в эксплуатацию Трансадриатического трубопровода, Азербайджан стал важным поставщиком для Италии. Объем азербайджанского газа, поставляемого в Италию, с каждым годом будет расти. Кроме того, Италия, как дружественное государство, была одной из первых стран, приглашенных нами для проведения работ на освобожденных территориях. Первой была Турция, второй - Италия. Могу вам сказать, что в настоящее время итальянские компании реализуют там многочисленные проекты. Мы пригласили итальянских архитекторов для восстановления наших исторических памятников и мечетей в Шуше. Это жест, имеющий очень символическое значение, потому что Шуша является для нас священным местом. Шуша - культурная столица Азербайджана. А места поклонения священны для каждого. Это - доверие очень высокого уровня. Во время недавней поездки в Шушу я встретился с представителями итальянских компаний, которые показали мне, как будет вестись работа. Итальянская компания активно привлечена к строительству Музея Победы в Баку. Это еще один жест, имеющий символическое значение, потому что вы можете представить, какой большой смысл имеет для нас эта историческая победа. Мы пригласили итальянскую компанию для демонстрации нашего партнерства и учитывая высокий уровень деятельности итальянских компаний, их вкус и дружеские отношения между нашими странами. Могу отметить многочисленные строительные проекты на освобожденных территориях и в других местах Азербайджана, где итальянские компании принимают активное участие. Скажу вам, что во время визита Президента Маттареллы в нашу страну мы вместе участвовали в открытии нефтехимического завода, построенного итальянской компанией. В настоящее время та же компания активно работает над реконструкцией нашего нефтеперерабатывающего завода. Стоимость данных проектов исчисляется несколькими миллиардами. Данные сферы - промышленная, нефтехимическая продукция, строительство, архитектура, восстановительные работы являются вопросами широкого диапазона. Еще раз хочу отметить, что это свидетельствует о нашей дружбе и партнерстве.

- Позвольте задать последний вопрос. Азербайджан является особой страной, поэтому было бы интересно узнать об имеющихся там экономических вопросах. Таким образом, Азербайджан занимает очень важное стратегическое положение в мире, в Азии. Он может стать не только энергетическим хабом, но и своего рода коммерческим, транспортным хабом между Западом и Востоком, от Китая до Европы. Это одновременно может стать путем диверсификации экономики, обеспечить стабильность в регионе. Кроме того, это может содействовать стабилизации ситуации и достижению мира. Что Вы думаете об этом?

- Абсолютно согласен с вами. На самом деле мы активно осуществляем это в Азербайджане по меньшей мере в последнее десятилетие. Мы превращаем Азербайджан в транспортный хаб Евразии. Это нелегко, потому что у нас нет выхода к открытому морю. У нас в первую очередь должны быть хорошие отношения с соседями, потому что без этого ни одна страна не может стать транзитной. Такую возможность создали атмосфера хорошего регионального сотрудничества, плюс инвестирование транспортной инфраструктуры. Но это было нелегко, потому что мы должны были вкладывать крупные инвестиции. Сегодня, например, в Азербайджане есть шесть международных аэропортов и три международных аэропорта на освобожденных территориях. Один уже открыт, два других откроются. Мы диверсифицировали железнодорожную систему, соединяющую нашу страну со всеми соседними странами. У нас современные магистральные дороги. Кстати, согласно рейтингу Давосского форума, Азербайджан занимает по качеству дорог 27-е, а по услугам воздушного и железнодорожного транспорта - 11-е и 12-е места. Таким образом, это уже происходит. Мы уже стали транзитной страной для товаров, поступающих из Центральной Азии. Китай тоже транспортирует свои товары в Европу. Вдобавок, дополнительное преимущество заключается в том, что Азербайджан расположен в транспортном коридоре Север-Юг. Этот коридор проходит через Северную Европу, Россию, Азербайджан, Иран и Персидский залив. Независимо от наличия железной дороги и автомагистрали, все строительные работы, проводимые в азербайджанском сегменте коридора Север-Юг, уже завершены. Конечно, после Второй Карабахской войны появилась возможность для открытия нового коридора, который повсюду называют уже Зангезурским коридором. Он тянется из Азербайджана в Армению, а оттуда через Нахчыванскую Автономную Республику Азербайджана - в Турцию и Европу, и это станет альтернативным маршрутом для транспорта. Кроме того, мы активно работаем над созданием свободной экономической зоны в поселке Алят, недалеко от Баку. Эта зона начнет функционировать в следующем году. Надеемся, что это географическое положение, уже диверсифицированная транспортная сеть помогут нам привлечь инвесторов, предпочитающих работать там. Таким образом, транспортный сектор станет одним из ведущих секторов после энергетического, и инвестиции, вложенные в данный компонент, конечно, приносят большую прибыль. Также я бы отметил открытие крупнейшего на Каспийском море торгового порта. Его грузоперевалочная способность может быть увеличена до 25 млн тонн. Возведение судостроительного завода. Мы уже обеспечиваем себя всеми видами сухогрузов, танкеров и паромов. Таким образом, это действительно большой актив. Плюс, как вы отметили, стабильность и надежность в Азербайджане, потому что мы никогда не нарушаем никакого контракта, не нарушаем ни единого слова в нем. Поэтому наши партнеры доверяют нам и у нас хорошие отношения со всеми соседями. Кроме того, надеемся, что нормализуются отношения и с Арменией, как мы обсуждали это вчера с премьер-министром Пашиняном и президентом Мишелем. Тогда Армения тоже получит возможность стать членом региональной транспортной сети, потому что в настоящее время она находится в тупиковой ситуации. У нее нет железнодорожного сообщения с Россией, но будет. У нее нет железнодорожного сообщения с Ираном, но будет через территорию Азербайджана. Из Азербайджана можно будет проехать в Нахчыванскую Автономную Республику через территорию Армении. Здесь нет проигравшей стороны. Считаю, что в Армении действительно должны осознать эту прекрасную возможность с тем, чтобы действовать более активно и, не колеблясь, присоединиться к нам в этих планах на будущее.

- Большое спасибо, господин Президент.

- Благодарю.

BAKU.WS