Изображение новости:

 
Террористические акты в Париже возмутили весь мир. Дерзость террористов, число жертв вызвали шквал эмоций. В социальных сетях, на страницах прессы люди выражали свой протест террору.

Другие обвиняют Соединенные Штаты и Европу в том, что они сами, инициировав и поддержав «арабскую весну» в разных странах, нанесли непоправимый ущерб системе безопасности на Ближнем Востоке. Оказалось, что Египет Хосни Мубарака, Ливия Муаммара Каддафи и Сирия Башара Асада были настоящими форпостами на рубежах Европы. Не стало этих форпостов и на Ближнем Востоке усилились позиции религиозных фанатиков, появилось «Исламское государство», которое захватывает территории стран и фактически становится оплотом терроризма. Естественно, что западные спецслужбы не могли проморгать создание террористической организации, которая сейчас бросает вызов целым государством. Просто тогда ИГИЛ был выгоден как средство борьбы против режима Башара Асада, против другой террористической организации, проиранской "Хезболлах". Но все это оказалось бумерангом, который сейчас взрывами бомб, автоматными очередями, потоками беженцев возвращается в Европу.

Все это правда. Но в политике, тем более в таком сложном направлении, как Ближний Восток случайностей не бывает. Почему мишенью террористов вновь стала Франция, страна в которой все сильнее националисты во главе с Мари ли Пен? Чем вызвана показная дерзость террористов – взрыв бомбы на "Стад де Франс", во время товарищеского матча Франция-Германия, за которым наблюдали Франсуа Оланд и Вальтер Штайнмайер имеет также и символическое значение. Почему нападение террористов случилось именно накануне саммита в G 20 в Анталье? Как это отразится на проблеме беженцев из Ближнего Востока? Ответив на эти вопросы, можно дать ответ на вопрос: кому больше всех была выгодна вторая Варфоломеевскую ночь в Париже 13-го числа в пятницу.

С вмешательством России в сирийский кризис позиции Исламского государства существенно ослабли. На них давят русские, которые параллельно с другими противниками Башара Асада также наносят удары по позициям террористов. Получив поддержку России, активней стала сирийская армия. На позиции ИГИЛ давят в Ираке, а курдские силы пешмерге добились успехов, как в Ираке, так и в Сирии. ИГИЛ должен отвечать, эта организация зависит во многом от рекрутирования новых боевиков. А для этого нужно создать впечатление успеха, сформировать новых героев. Иными словами, террористам нужно, чтобы о них говорили. Жестокость организации отталкивает от них цивилизованный мир и людей. Но при этом именно эта жестокость, непримиримость завлекает в ряды террористов бедных и отчаявшихся афганцев, пакистанцев и арабов, религиозных фанатиков из Европы. Как бы это ни было печально, но подрывая себя, один смертник вербует в ряды боевиков сотню человек. ИГ для продолжения идеологической борьбы нужна пропасть и ненависть между мусульманским и христианским миром. Организация делает это массовыми казнями, которые затем посредством Интернета распространяются по всему миру.

Но с другой стороны, неужели ИГ не понимал, что подобный террористический акт для Европы станет своим "11 сентября". Франция уже нанесла воздушный удар по Ракке - столице Исламского государства. Это самый массированный удар французской авиации по позициям боевиков с момента создания антитеррористической коалиции. Причем, американцы и французы обсуждают дополнительные меры для наказания боевиков. До этого Европа лезла в сирийский кризис очень осторожно. Да, большинство государств-членов НАТО вовлечены в антитеррористическую операцию в Сирии. Но их доля непосредственно в военных операциях была небольшой. В основном действовали американцы, сейчас же активизация старого континента неизбежна. И сейчас США будет легче склонить партнеров по коалиции к активным действиям. Некоторые аналитики полагают, что сейчас встанет более актуальным вопрос проведения сухопутной операции против ИГ.

Террористический акт усилил позицию России. Владимир Путин сейчас позиционируется как лидер страны, сделавший больше всего для разрешения сирийского кризиса. Террористические акты в Париже заставят европейцев и американцев усесться за стол переговоров с Россией. Соответственно, будет отодвинут на задний план украинский вопрос, Россия сможет поднять тему отмены европейских санкций.

После террористических актов в Париже Турция начала призывать европейские страны к дополнительным усилиям по разрешению сирийского кризиса и решению проблем с беженцами. Турция хочет, чтобы европейские страны предпочитали воевать в Сирии сами, а не руками курдских боевиков, которые легко направляют оружие, полученное для борьбы с ИГ против турков. Анкаре нужны гарантии того, что курдская автономия Северного Ирака не будет поддерживать радикальных боевиков, претендующих на турецкие территории.

Но больше всех эти террористические акты стали "подарком" для Сирии и ее главного союзника - Ирана. До вмешательства России в военный конфликт в Сирии дни Башара Асада были почти сочтены. После российской помощи Асад получил время на передышку, а после парижских терактов для него появился "свет в конце тоннеля". Теперь США и Европа должны бросить все свои силы, в том числе курдских боевиков и так называемую сирийскую освободительную армию против ИГ. Это приведет к тому, что все враги Башара Асада будут ослаблены. А имея за собой таких сторонников как Россия и Иран, Асад может удержать власть за собой или за своим ставленником. 

Кроме того, не зря сейчас весь мир вспоминает Ближний Восток 5-6-летней давности. Это были времена когда Мубарек и Каддафи несмотря на свое прошлое, выступали в качестве союзников Запада и Европы. Они, в особенности Каддафи, считались изгоями. Но они гарантировали отсутствие угроз из Ближнего Востока. Сейчас из этой плеяды остался только Башар Асад. В Сирии нет силы, способной заменить его партию "Баас" во власти. Так называемая демократическая оппозиция - это всего-навсего радикальные группировки, которые, между прочим, по своему мировоззрению не ушли далеко от террористов. Фактически, это те же самые террористы, просто в другой форме. И именно поэтому очень часто случается, что члены той или иной группировки оказываются в рядах ИГ.

Сейчас политики говорят приблизительно одно и то же: "мы предупреждали, что сидим на пороховой бочке" или "террор - это общая угроза для всех". Но никто не задается вопросом, а почему в свое время, не начали рубить поднимающуюся новую "голову гидры". Тогда все ждали, против кого обернется эта гидра. А сейчас все обсуждают методы борьбы с ней. Но при этом стараются, чтобы эта самая борьба принесла им максимальную выгоду. Как бы цинично ни звучало, террористический акт в Париже может оказаться разменной монетой в большой политической игре.  
 
Т.М.
BAKU.WS