Изображение новости:

Британская актриса Кира Найтли украсила собой такие кинохиты, как «Король Артур», «Звёздные войны: Эпизод I», «Пираты Карибского моря», а в итоге стала звездой фильма «Анна Каренина». Но сейчас ей не до карьеры. Двадцатисемилетняя Кира готовится вступить в брак с клавишником популярной инди-рок-группы Klaxons Джеймсом Райтоном. Но в интервью «Эхо» она заверила, что точно не относится к категории женщин, которые одержимы подготовкой к пышному торжеству.

–Кира, это ваш первый брак. Наверное, волнуетесь?

— Я, видимо, принадлежу к тому редкому типу женщин, которые очень спокойно относятся к замужеству. Свадьба — это хорошо! Я на самом деле счастлива и рада гостям и поздравлениям, но, поверьте, совершенно не озабочена этим торжеством. Меня всё это даже пугает. Может, со мной что-то не так? Но мне совершенно не хочется превращать этот день в какое-то культовое событие. Я думаю, что даже папарацци ждут от нас какого-то сумасшедшего праздника. Боюсь, что мы их разочаруем.

— Вы — актриса, Джеймс Райтон — музыкант. Очень творческая семья получается. Уживутся ли две знаменитости под одной крышей?

— На самом деле мы очень разные, часто спорим, часто не согласны друг с другом, но нам это нравится. Это не противостояние, просто мы наслаждаемся разными точками зрения. Это позволяет нам объективно смотреть на вещи, если возникает какая-то проблема. Время покажет, что из всего этого получится. Пока же мы счастливы.

— Вы производите впечатление человека, которому не сидится на месте. И многие ваши роли были как раз очень подвижные, вспомним хотя бы фильм «Пираты Карибского моря». В «Анне Карениной» у вас уже совсем другой образ. Что вам ближе?

— Мне всегда ближе то, что не заставляет меня сильно напрягаться. Что уж греха таить, люблю поваляться на диване с книжкой, посмотреть телевизор, помечтать. Правда, в реальной жизни на это хронически не хватает времени, но это идеальный вариант. А на экране мне нравится пробовать разные образы, и чем сильнее они отличаются от моих предыдущих работ, тем лучше. Всегда интересно попробовать на зуб что-то новенькое.

— В ваших фильмах чего вы только не делали: и стреляли, и душили, и дрались. Откройте секрет: каждый раз перед съёмками очередного боевика вы проходите курсы спецподготовки или за вас работают дублёры?

— Не люблю работать с дублёрами, просто не вижу в этом смысла. Если речь идёт о каких-то технически сложных трюках, тогда есть смысл приглашать профессионалов. Хотя, признаюсь, иногда хочется испытать всё самой. Вряд ли в реальной жизни мне придётся стрелять из лука или пулемёта или полазить по кораблю. А так я совмещаю приятное с полезным: во-первых, приобщаюсь к спорту, во-вторых, доказываю себе и киногруппе, что я способна на поступок. Если потребуется.

— В своей автобиографии вы пишете, что с детства мечтали стать актрисой...

— Я выросла в семье актёров и уже с трёх лет начала требовать у родителей собственного агента. Правда, мне казалось, что я буду играть в театре, но так сложилось, что жизнь привела меня в кино. На самом деле не так важно, во сколько лет ты пришёл на киноэкран. Важно, во сколько лет и как ты с него уйдёшь.

— Вы разве собираетесь уйти из профессии?

— Ни в коем случае! Я имею в виду, что очень хорошо знаю профессиональный мир кино с детства. Знаю, сколько усилий надо приложить, чтобы в нём удержаться. Поэтому лично мне важно постоянно меняться, не оставаться в одном образе, чтобы не стать актрисой одного плана.

— Вы очень молоды, но невероятно популярны во всём мире. Ваша узнаваемость с каждым фильмом растёт. Должно быть это чертовски приятно?

— Меня бесит излишнее внимание публики. Не люблю шумных компаний, ненавижу тусовки. Как актрисе с именем, мне было достаточно трудно привыкнуть к тому, что я должна всё это полюбить. В итоге я нашла компромисс. Хожу только туда, где мне действительно необходимо быть, и провожу там минимум времени. Потом по-английски исчезаю.

Я, кстати, до сих пор так и не видела «Пиратов Карибского моря». Если пойду на этот фильм в кино, то буду чувствовать себя идиоткой.

— Вы часто говорите о том, что любите путешествовать, менять места жительства. Но теперь-то у вас с Джеймсом есть свой дом в лондонском Ист-Энде. Это вас остановит?

— Я думала об этом и поняла: нет, не остановит. Ведь в нашей работе не обойтись без переездов, перелётов. Актёры как кочевники. Да, мы с Джеймсом купили дом, но не думаю, что мы будем очень к нему привязаны. Пока он больше похож на отель, и нам в нём комфортно. В любой момент, когда мы захотим сменить дом, или город, или страну, нам не придётся ни о чём жалеть.