Изображение новости:  


Каждую неделю на BAKU.WS мы будем делиться с Вами «героями» из мира джаза, которые в нынешнее время продолжают вкладывать в его развитие немало усилий. 

Наш сегодняшний герой Салман Гамбаров - джазовый музыкант, музыковед и композитор. Созданная им в 1996 году группа «Bakustic Jazz» прошла огромный путь и стала популярна не только в Азербайджане, но и в Тбилиси, Берлине, Чикаго, Одессе и так далее. В его проектах участвовали многие известные вокалисты, так, к примеру, Севда Алекперзаде, Анар Тагизаде, Фарида Мамедова. 
 
Салман муаллим - человек, который предан своей профессии, и сегодня в ходе нашей беседы, он задаст главные вопросы своим коллегам и представителям будущего поколения…  

Говорят, что в одной группе можно играть не более пяти лет, затем искать новую или менять музыкантов, чтобы «кровь не застаивалась» - согласны ли Вы?

Я знаю одно: хорошо, когда ты, меняя музыкантов, меняешь и стиль музыки. Я говорю лично про себя. Например, когда, я меняю музыкантов, у меня меняется и музыка. Это не значит, что я меняю музыканта для того, чтобы «спрятаться за кем-то». Как вы знаете, я не играю на джаз-фестивалях с какими-то звездами первой величины, хотя у нас есть возможность пригласить какую-нибудь «звезду» и с ним сыграть концерт, но мне, честно говоря, это неинтересно.
Я лучше приглашу интересного музыканта, который не известен широкой джазовой публике, но зато это будет интересно для какого-то нового проекта. Вот это, да!
 

Изображение новости:


Как-то Вы сказали, что джаз - это музыка, которая объединяет в себе все. А что конкретно для Вас значит джаз?

Я занимался разной музыкой. Я окончил Азербайджанскую государственную консерваторию имени Узеира Гаджибекова как музыковед и композитор, затем я пришел к джазовой музыке. Наверное, я имел в виду, вот этот концепт. Необходимо изучить академическую музыку. Она абсолютно не мешает джазовому музыканту, также как и современная академическая музыка, которая называется «авангардом». Для себя я давно определил, что не жалею про свои академические годы и все это однозначно пошло мне на пользу. Когда мне надо писать музыку к фильму, спектаклю, или к мюзиклу, джазовой композиции, чувствую себя очень комфортно, потому что, я создаю музыку в различных стилях, а не только джазовую. И поэтому, все чему я научился, по жизни мне пригодилось, и я не жалею ни о каких бесцельно прожитых годах. 

Вы гастролировали во многих странах. Как Вы думаете, где больше всего понимают джаз?

В Баку очень мало людей, кто понимает хорошую музыку, хороший джаз. Они есть, но их количество неумолимо уменьшается. Но джаз - эта музыка, которая сама по себе не популярная. Те проблемы, которые испытываем мы, в той или иной степени есть и в Европе. Эта музыка – профессиональная. Не каждый человек, способен ее понять. И то, что у нас часто принимают за джаз, таковым не является. Грубо говоря, «пошлятина» приумножает свои ряды, а серьезный джазовый музыкант теряет в своих рядах слушателей. Наблюдать за этим у нас в Баку, конечно же, обидно. 
 

Изображение новости:


На своем творческом пути Вы повстречали достаточно много известных личностей, таких как индийская вокалистка Васумати Бадринатхан, американский музыкант Амир Эльсафар, польский скрипач Адам Балдых. С кем бы Вы еще хотели оказаться на одной сцене? 

Сейчас конкретно сказать не могу. В последнее время мне нравится спонтанный джаз, то есть, когда музыка создается сию секунду. Без репетиций и заранее обговоренных моментов. И последнее мое выступление на джаз-фестивале было именно такое. Это была импровизация на грузинский немой фильм «Моя бабушка» (1929 года) с грузинским, немецким и украинским музыкантами. Ознакомившись с фильмом, мы передали свои ощущения от увиденного. В Амстердаме играл такую же музыку, но уже с двумя роялями вместе с немецким пианистом Флорианом Вебером. Мы сидели спиной друг к другу и час десять минут импровизировали. Эти изнурительные репетиции меня меньше всего сейчас волнуют.  

Наверняка интервьюеры часто задают совсем не те вопросы, на которые Вам интересно было бы отвечать. Задайте себе самому тот вопрос, на который Вы бы хотели ответить… 

Мне хочется задать себе и своим коллегам такой вопрос - несём ли мы какую-то ответственность перед будущим джаза в Азербайджане? Мы хотим продолжить традицию, которую нам оставили, создав Государственный джаз, джаз-бенд Тофик Кулиев, Ниязи, Рауф Гаджиев, далее малые составы Вагифа Мустафазаде, Рафика Бабабева, Вагифа Садыхова, который живёт в Москве, но тоже является азербайджанцем, и играет, в основном, американскую джазовую музыку и свои композиции. Что же несет последующее поколение на 20-30 лет вперед? Захотят ли они развивать джаз, или они будут думать только о том, чтобы забить свои рабочие дни и играть музыку, которая джазом не является. Ведь через какое-то определенное время, будет заметно, что идет провал. Джазовый музыкант должен вести образ жизни джазового музыканта, то есть записывать диски, выступать на джаз-фестивалях, концертах, джаз-клубах, играя именно джазовую музыку. Бывают моменты, когда джазового музыканта приглашают в «поп» в Европу, там это хорошо оплачивается, но это не значит, что кто-то перебегает туда, потому что джазовый музыкант не сможет перебежать, он просто эпизодично мелькнет, и снова вернется на свое место.  Но поп-музыкант не сможет быть лидером в джазовом проекте. 

А мой ответ на свой же вопрос такой:
 
Если ты занимаешься джазовой музыкой, ты должен быть предан своей профессии и не надо жаловаться, что твою работу плохо оплачивают.
 
Ведь это твой выбор!
 
Нармина Мамедова
BAKU.WS
 

Изображение новости: