Изображение новости:



Находившийся три года в тюрьме в Испании в ожидании суда гражданин Грузии Кахабер Шушанашвили выпущен на свободу. Как передает BAKU.WS со ссылкой на Vesti.Az , следствие не смогло вовремя собрать против него достаточных улик.


Кахабер Шушанашвили, он же Каха Руставский, которого испанская пресса называет "вором в законе" и "крупным авторитетом грузино-российской мафии", вышел на свободу 3 мая из тюрьмы в городе Сарагоса. Время его предварительного заключения истекло: суд откладывается из-за отсутствия у следствия достаточных улик. Формально Шушанашвили отпущен на свободу под залог в 50 тысяч евро. Однако юристы, опрошенные Deutsche Welle, полагают, что суд, вероятнее всего, вообще не состоится. Причина - следствие не сможет представить веские доказательства. При этом наблюдатели напоминают, что Шушанашвили - не первый выходец из бывшего СССР, с которым не может справиться испанское правосудие.


По оперативным данным испанской полиции, арестованный в 2010 году в Барселоне 40-летний Кахабер Шушанашвили курировал деятельность ряда преступных грузинских группировок в Австрии, Германии, Греции, Италии, Швейцарии и других странах.


"К нему предположительно стекались деньги, добытые, в частности, путем вымогательства у предпринимателей из бывшего СССР, обосновавшихся в Западной Европе", - пояснил Deutsche Welle представитель полиции Хосе Мария Руис.


Шушанашвили, которого российские СМИ называют "смотрящим" за Европой и держателем общака ряда организованных преступных группировок (ОПГ), подозревался в совершении особо тяжких преступлений. Речь идет, по данным испанской полиции, о вымогательстве, заговоре с целью убийства во Франции Владимира Джанашия ("вора в законе" Ладо), фальсификации документов, грабеже с применением насилия, неуплате налогов, участии в преступном сообществе и отмывании добытых незаконным путем капиталов.


Между тем мадридский адвокат Хосе Санчес, который следил за делом Шушанашвили, отметил в беседе с Deutsche Welle, что "в течение трех лет следствия большинство обвинений против гражданина Грузии были сняты, поскольку речь шла о деяниях, совершенных вне Испании", в которой он проживал с 2005 года. Таким образом, в Испании Шушанашвили могли судить лишь за отмывание в этой стране денег. Однако, это правонарушение доказать не просто. Отмывание денег, то есть вложение капиталов, приобретенных преступным путем, в легальный бизнес и недвижимость, по словам адвоката, "скорее всего, осуществлялось подследственным через подставные лица".


Другой член Мадридской коллегии адвокатов Энрике Касарубьос утверждает, что отмывание - вообще один из самых труднодоказуемых видов преступлений. Касарубьос напомнил, что по этой причине в последние годы удалось избежать наказания в Испании нескольким известным представителям криминального мира, которые являются выходцами из бывшего СССР.


В их числе Геннадий Петров, которого испанцы называют одним из лидеров Тамбовской ОПГ, Александр Малышев, предполагаемый "крестный отец" одной из питерских группировок, и Виталий Изгилов, его спецслужбы Испании именуют "вором в законе" и главой подмосковной Видновской ОПГ. Избежали суда и десятки менее значимых фигур криминального мира из постсоветского пространства, задержанные в разные годы в Испании.


По словам обоих адвокатов, из известных деятелей преступного мира отбывает срок в Испании лишь "вор в законе" Захар Калашов, он же Шакро Молодой, бывший владелец московского казино "Кристалл". Его арестовали в 2006 году и приговорили в 2011 году к 9 годам тюрьмы, признав виновным в отмывании незаконно нажитых капиталов. По словам полицейского Хосе Марии Руиса, Калашов принадлежит к "верхушке преступного мира России и Грузии". Это же утверждает влиятельная мадридская газета АВС. Между тем адвокат Хосе Санчес полагает, что пребывание Захара Калашова в тюрьме объясняется "не столько усилиями испанских прокуроров, сколько волей самого осужденного и его адвокатов". Ведь освобождение от наказания в Испании означало бы практически автоматическую его экстрадицию на родину, то есть в Грузию, где Калашов приговорен заочно к 18 годам, и где условия содержания заключенных, как полагает Санчес, "хуже, существующих в испанских тюрьмах".