12 января Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев дал интервью местным телеканалам.

Как сообщает BAKU.WS со ссылкой на АЗЕРТАДЖ, в интервью глава государства ответил на вопросы журналистов о работе, проделанной в Азербайджане в 2021 году в экономической, социальной сферах, отношениях между Азербайджаном и Арменией, восстановительных работах на освобожденных территориях, внешней политике нашей страны и др.

Руфат Гамзаев от Азербайджанского телевидения: Рады Вас видеть, господин Президент. Прежде всего, позвольте и от своего имени, и от имени наших коллег выразить Вам признательность за то, что в 2022 году – в «Год города Шуша» уделили время для первого интервью.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо.

Руфат Гамзаев: Хотелось бы начать с экономических вопросов. В конце минувшего года в обращении к народу по случаю Дня солидарности и Нового года Вы обнародовали итоги 11 месяцев прошлого года. Мы являемся свидетелями экономического роста. Если исходить из этой реальности и добавить сюда поствоенные и постпандемические реалии, то как можно сгруппировать основу этих успехов? Что позволяют прогнозировать на этот год успехи прошлого года?

Президент Ильхам Алиев: В своем обращении я проинформировал азербайджанский народ об итогах 11 месяцев. Недавно мне были представлены итоги года, и результаты оказались ожидаемыми. Экономический рост превышает 5 процентов. Это – прекрасный показатель, особенно для страны, вышедшей из войны. Самое отрадное это то, что наша ненефтяная экономика увеличилась на 7,2 процента. Это говорит о том, что все наши планы, связанные с развитием ненефтяного сектора, находят отражение в жизни.

Что касается промышленного производства, то наше общее промышленное производство выросло более чем на 5 процентов, а ненефтяная промышленность – почти на 20 процентов. Считаю, что это, возможно, самый высокий показатель в мировом масштабе, потому что, если отставить в сторону нефтяной фактор, то реальный экономический и промышленный рост находит отражение именно в этой цифре.

Увеличились наши валютные резервы, хотя в минувшем году у нас были большие расходы. В частности, полностью была реализована инвестиционная программа в Карабахском и Восточно-Зангезурском регионах, других местах нашей страны. Несмотря на это, наши валютные резервы увеличились на 2,5 миллиарда долларов. Как вам известно, мое общее указание правительству заключалось в том, что мы не должны допустить сокращения валютных резервов. Если понадобится, можно несколько сократить расходы, особенно инвестиционные расходы, но сохранить стабильными валютные резервы и постараться увеличить их, потому что это дает нам экономическую независимость, без которой невозможно говорить о политической независимости.

Азербайджан, возможно, одна из немногих стран, имеющих положительное сальдо внешнеторгового баланса, потому что в большинстве стран мира импорт превышает экспорт. У нас же по итогам года экспорт значительно превысил импорт, а положительное сальдо составляет более 10 миллиардов долларов. Любой занимающийся экономикой человек видит, как это важно. Конечно, в первую очередь это оказывает самое большое влияние на сохранение стабильности маната. Манат стабилен на протяжении многих лет, население страны получает от этого пользу, в то же время доверие к манату значительно возросло. Объем манатных депозитов увеличивается и уже преобладает в балансе общих депозитов. Это очень выгодно и инвесторам, потому что они видят, что национальная валюта стабильна. В таком случае можно привлечь больше инвестиций, в том числе иностранных инвестиций.

Должен сказать, что завтра в жизни нашей страны произойдет очень важное событие. За счет финансовых средств иностранных инвесторов в Азербайджане будет заложен фундамент крупной ветряной электростанции на 240 мегаватт. Средства на 100 процентов обеспечат сами инвесторы. То есть, это - проявление доверия к развитию, будущему нашей страны. Так что все эти экономические цифры – не просто статистика. Для рядовых граждан эти цифры, возможно, не имеют особо большого значения. Но каждый гражданин, естественно, ощущает в своей жизни результаты этих цифр и достижений.

К тому же, претворяются в жизнь наши планы, связанные с экспортом. Ненефтяной экспорт увеличился более чем на 40 процентов. Это позволяет нам ввозить в страну валюту не только за счет нефти и газа, но и за счет другой продукции. Необходимо учесть, что население в стране растет, значит, растут и потребности, внутреннее потребление. В таком случае увеличение ненефтяного экспорта действительно может считаться большим достижением. Все эти цифры – показатели не только прошлого года. В их основе лежит наша долгосрочная экономическая стратегия. В прошлом году мы увидели прекрасные результаты этой стратегии.

Что касается нынешнего года, то его бюджет, - это тоже достигнуто за счет прошлогодних успехов, - станет самым крупным в истории. Бюджетные расходы достигнут примерно 30 миллиардов манатов. Для страны, вышедшей из войны, эти достижения действительно свидетельствуют о том, что картина в экономической сфере прекрасная. В этом году будут реализованы инвестиционные проекты на освобожденных землях, в то же время во всей стране продолжатся реформы. Мы видим их результаты. Только налоговые органы смогли собрать в прошлом году почти 1,4 миллиарда манатов сверх прогноза. Предприниматели уже привыкли к правилам новых прозрачных отношений и приветствуют это. В целом, осуществляемая в стране политика очищения и прозрачности проявляется во всех сферах. Экономическая сфера, естественно, не является исключением.

Расим Шарифов от канала ARB 24: Господин Президент, благодаря отмеченному Вами сохранению темпов экономического роста в нашей стране ежегодно реализуется ряд проектов в области дальнейшего улучшения социального благосостояния, материального положения населения. Мы наблюдали реализацию таких проектов и в минувшем году. В частности, в конце прошлого года был реализован социальный пакет, охвативший сотни тысяч людей. Хотелось бы знать, какие планы, какая стратегия у правительства Азербайджана в связи с экономическими, социальными проектами в нынешнем трудно прогнозируемом году?

- Знаете, в целом наша политика в экономической и социальной сферах дополняют друг друга, потому что если взглянуть на опыт многих стран, то можно увидеть, что в странах, где осуществляется экономическая модель, подкрепленная только научными основами, население обычно страдает от этого. В принципе, если взглянуть на историю, то можно увидеть, что экономические реформы, то есть, коренные экономические реформы, во многих случаях негативно отражаются на благосостоянии людей. В Азербайджане же мы проводим такую политику, чтобы социальная сфера постоянно находилась в центре внимания и коренные экономические реформы не оказывали негативного влияния на благосостояние людей. Правда, были исключения. Как вам известно, несколько лет назад мы вынуждены были пойти на очень тяжелый шаг. Девальвация маната негативно отразилась на благосостоянии людей. Но мы обязательно должны были предпринять этот шаг, потому что в противном случае могли израсходовать все свои валютные резервы. И без того затягивание с принятием этой меры привело к тому, что валютные резервы Центрального банка в значительной степени были исчерпаны. На сохранение стабильности маната было израсходовано около 10 миллиардов долларов. В итоге Центральному банку не удалось сохранить манат стабильным, и мы потеряли 10 миллиардов долларов валюты.

То есть, такие случаи были. Но в период моего президентства я могу вспомнить только этот случай. Этот случай, этот шаг были неизбежны. В принципе же социальной сфере постоянно уделяется особое внимание, потому что в основе, центре нашей политики находится человеческий фактор. Такой социальный пакет, как повышение зарплат, пенсий, стипендий, создание социальных объектов, проявление внимания к семьям шехидов, бывшим вынужденным переселенцам, позволял нам успешно осуществлять экономические реформы. Именно этот фактор является целью принятого в прошлом году решения. Потому что повышение цен на хлеб было неизбежно. Зерно, пшеница в мире резко подорожали. Основным поставщиком для нас является российская сторона, потому что самую дешевую пшеницу мы закупаем в России. Как цены, так и экспортные пошлины там выросли и продолжают расти.

Естественно, мы не могли искусственно удерживать цены на хлеб на прежнем уровне. Учитывая это, мы одновременно усиливаем регулирующую роль государственных органов, с тем чтобы избежать искусственного завышения цен, спекуляций. В то же время был осуществлен широкий социальный пакет. Как вам известно, минимальная заработная плата увеличена на 20 процентов, минимальная пенсия – на 20 процентов, повышены стипендии, социальные пособия. Все это в целом обошлось нам в 1,5 миллиарда манатов и охватило более 2 миллионов человек. Считаем, что увеличенная заработная плата может быть расценена как компенсация за повышение цен на хлеб, и такой шаг предпринимается не впервые. Мы регулярно повышаем заработную плату. Если взглянуть на историю последних 10 лет, то можно увидеть, насколько увеличилась минимальная заработная плата. Нас это устраивает? Конечно же, нет. Но мы должны проводить всю работу в пределах возможностей. Для улучшения социального благосостояния людей принимаются комплексные меры. Увеличение зарплат и пенсий является частью этого.

Есть и другие инструменты, и мы их используем. Азербайджанский народ может быть уверен в том, что в пределах возможностей, по мере появления возможностей мы будем направлять дополнительно собранные средства в первую очередь на социальные вопросы. Равно, как я уже отметил, налоговые органы собрали сверх прогноза 1,4 миллиарда манатов, и сразу же был обеспечен социальный пакет на 1,5 миллиарда манатов. То есть, все дополнительно собранные средства были направлены только на социальные проекты, что еще раз говорит о том, какое большое значение мы придаем социальной сфере.

Мурад Гусейнов от Общественного телевидения: Господин Президент, только что Вы коснулись вопроса цен на пшеницу на мировом рынке. Следует также отметить, что есть и другие экспортируемые Азербайджаном продукты питания, а в мире идет процесс подорожания продуктов. Согласно отчету ООН, наблюдается подорожание на 21 процент. Это – последствия пандемии. Какие шаги, по Вашему мнению, Азербайджану важно предпринять для усиления продовольственной безопасности?

- Это один из важнейших вопросов. Долгие годы я работаю над этим вопросом и неоднократно давал правительству поручения. Считаю, что мы в пределах возможностей предпринимаем необходимые шаги по решению данного вопроса. Однако мы должны учитывать реальность. Площадь земель, приходящихся на душу населения в Азербайджане, меньше, чем в соседних и многих других странах. Если учесть, что на протяжении многих лет около 20 процентов нашей территории находились под оккупацией, что часть нашей территории из-за климата и качества почвы не пригодна для сельского хозяйства, то, конечно, это осложняет нашу работу. То есть, это – реальность, за рамки которой мы не можем выйти. Это – наше географическое положение.

В то же время, долгие годы не только наши земли, но и реки находились под оккупацией, и армяне, изменив русла этих рек, в частности, перегородив Тертерчай, лишали нас этих возможностей. А орошение является одним из основных факторов для продовольственной безопасности. Несмотря на это, мы активно работали. Одновременно необходимо было предпринимать шаги, связанные с экспортом. Приведенные мною цифры достигнуты в том числе за счет сельскохозяйственного экспорта. Если оглянуться на советский период, то можно увидеть, что в то время в Советском Союзе существовал единый сельскохозяйственный и народнохозяйственный комплекс, проводилось разделение. Азербайджан производил хлопок, виноград, табак, фрукты, овощи, а мясо, молоко, пшеница импортировались из России, Украины, Беларуси. В то время мы вообще не могли обеспечивать себя этими основными продуктами питания. Поэтому перед нами стояли две задачи. Во-первых, максимально обеспечить продовольственную безопасность, чтобы застраховаться от кризиса, возникшего в других странах. Во-вторых, развивать традиционные отрасли сельского хозяйства, чтобы повысить как занятость, так и местное производство и экспорт. Эта задача стоит на повестке дня и сегодня.

Если обратить внимание на выращивание традиционной сельскохозяйственной продукции, то могу сказать, что за последние 15 лет производство фруктов в Азербайджане увеличилось вдвое. В два раза, то есть, это очень большая цифра. Производство винограда также увеличилось в 2 раза, увеличилось производство овощей. В разы выросло производство хлопка. Можно сказать, что в течение последних пяти лет мы возродили хлопководство, и соотношение хлопка в ненефтяном экспорте с каждым годом растет. Одновременно мы предприняли практические шаги для обеспечения себя основной продовольственной продукцией. К примеру, если взять говядину, то сегодня мы обеспечиваем себя на уровне почти 90 процентов, бараниной – на 100 процентов. Азербайджан никогда не производил молока, и у нас традиционно порода скота была невыгодной для молоководства. Поэтому мы затратили крупные средства на приобретение породистого скота, и если сегодня в Азербайджане более 1 миллиона голов крупного рогатого скота, то свыше 70 тысяч из них – это уже породистый скот. Завезенный нами в последние годы и выращенный в Азербайджане в результате определенных мер породистый скот, поголовье которого через несколько лет, конечно, увеличится. Поэтому, к примеру, в производстве молока и молочной продукции нам удалось выйти на 80 процентов. На 80 процентов мы смогли выйти и в производстве куриного мяса. То есть, никогда в истории - как в советское время, так и в период независимости - мы не выходили на такие показатели. Но мы пока еще не можем обеспечить себя, в частности, пшеницей. Мы потребляем примерно 3,3–3,4 миллиона тонн пшеницы. Из них лишь 2 миллиона производятся в Азербайджане. Остальное импортируем, и если я скажу сегодня, что мы можем на 100 процентов обеспечить себя продовольственной пшеницей, то в нынешних условиях это, наверное, будет ошибкой. Но мы должны стараться увеличить местное производство, в первую очередь, за счет урожайности, так как сегодня урожайность в зерноводстве составляет 32 центнера, то есть 3,2 тонны. Данная цифра может достичь 4-4,5 тонны, так как в некоторых фермерских хозяйствах она составляет 7 тонн, в других – 6 тонн. Я бывал в этих хозяйствах, а также принимал активное участие в их создании. Тогда на существующих посевных площадях мы можем в максимальной степени обеспечить себя продовольственной пшеницей.

Не теряя времени, мы приступили к посевным работам на освобожденных землях и мобилизовали крупные средства, инструктировали частные компании, фермеров, и посевные работы там уже начались. Однако нам необходимо также знать, что в советское время освобожденные земли использовались больше для животноводства. То есть там – в горной местности, в частности, в Кяльбаджарском, Лачинском, Зангиланском районах не было традиции растениеводства. Там развивалось виноградарство, табаководство, животноводство, хлопководство. Армяне в период оккупации выращивали зерно на 100 тысячах гектаров и получали около 100 тысяч тонн пшеницы. То есть, для Армении это большая цифра. Но не для нас. Если на нынешних освобожденных землях в местах, пригодных и считающихся приемлемыми для зерноводства, провести сев, то с учетом нынешней урожайности можно получить около 200 тысяч тонн пшеницы. То есть, это тоже реальность. Это не покрывает наш дефицит в 1,3 миллиона. Следует также знать, что население увеличивается, с каждым годом растет потребность. Из-за пандемии иностранных граждан, посещающих нашу страну, стало меньше, после пандемии вновь будут приезжать миллионы туристов. Поэтому для обеспечения себя с учетом демографических перспектив мы должны создавать современные технологии, современные оросительные системы, крупные фермерские хозяйства. В настоящее время малым фермерам оказывается помощь, предоставляются субсидии и даются методические рекомендации. Мы должны совершенствовать и эту работу. Не исключено, что мы уже начали заниматься и этим вопросом - арендовать в других странах приемлемые для зерноводства плодородные земли, выращивать там продукцию и завозить в Азербайджан. Так что это – реальная картина. Сегодня наши желания и возможности не совпадают. Поэтому каждый должен знать реальное положение, и мы делаем все возможное. Я занимаюсь этими делами, можно сказать, в ежедневном формате. Надеюсь, что благодаря реформам, проводимым в нашей стране, в том числе в сельском хозяйстве, улучшению экономической и бизнес-среды мы в значительной степени добьемся поставленной цели. Во всяком случае, помимо пшеницы, мы должны обеспечить себя другими основными продуктами питания, я верю в это.

Сабина Агаева от Real TV: Господин Президент, и когда началась Вторая Карабахская война, и после ее завершения Вы посетили военный госпиталь и находились рядом с ранеными, Вы и сегодня рядом с ними. Как Вы расцениваете внимание и заботу государства не только о них, но и семьях шехидов, инвалидах войны в целом, работу, направленную на улучшение их социального благосостояния?

-В целом, могу сказать, что в этой области Азербайджан демонстрирует свою модель в мировом масштабе. Потому что многие страны в мире находились в условиях войны, мы знаем, изучаем опыт этих стран. Видим, что внимание, проявляемое в Азербайджане к семьям шехидов, гази и людям, пострадавшим от войны, действительно может считаться образцовым, потому что выдвигаются такие инициативы, которые мы не встречаем в других странах. К примеру, предоставление государством квартир семьям шехидов, инвалидам войны. Это была наша инициатива. До сегодняшнего дня квартирами обеспечены около 10 тысяч человек из данной категории. Предоставляются легковые автомобили, предоставлено 7400 автомобилей. Стоящие в очереди участники и гази Первой Карабахской войны будут полностью обеспечены уже в ближайшем будущем. Только в прошлом году семьи шехидов и гази Первой Карабахской войны были обеспечены домами. Из них 850 человек обеспечены квартирами, участникам Второй Карабахской войны, то есть гази и семьям шехидов, также предоставлено 750 квартир, и этот процесс продолжается. Считаю, что стоящие в очереди люди данной категории, участвовавшие в Первой Карабахской войне, возможно, в течение двух лет полностью будут обеспечены квартирами. Такие же условия в течение ближайших нескольких лет будут созданы и для участников Второй Карабахской войны. То есть, еще раз хочу сказать, что это исключительно наша инициатива. Мы нигде не видели такого и ниоткуда не завозили эту практику. Мы просто предпринимаем этот шаг для того, чтобы в определенной степени дать утешение людям из этой чувствительной категории и разделить их горе. Конечно, это требует больших средств. Сегодня каждый знает, во сколько обходится одна квартира, и это – большая нагрузка для бюджета. Но мы взяли на себя эту нагрузку и до конца доведем начатое дело, будем заниматься этим вопросом до тех пор, пока все люди данной категории не будут обеспечены квартирами, автомобилями.

Одновременно улучшается и социальное обеспечение семей шехидов. Сумма предназначенных для них пособий регулярно повышается. Мы постоянно будем держать их в центре внимания. Министерству труда и социальной защиты населения, особенно после Второй Карабахской войны, даны инструкции об обеспечении работой людей данной категории. Уже дан старт этому процессу. Гази, потерявшим во время войны руку, ногу, обеспечиваются самыми современными протезами. Данный процесс уже завершается. Мы делаем это для возвращения их к нормальной жизни, причем это протезы, изготовленные по новейшей технологии. То есть, самые дорогие протезы новейшей европейской технологии, позволяющие человеку нормально жить, ходить, играть в футбол. Сегодня даже человек, потерявший руку, может вернуться к нормальной жизни. Это – основные факторы. Конечно, эта политика и мои постоянные контакты с людьми этой категории – очень серьезный сигнал и для общества. Вижу, что и в обществе с особой теплотой относятся к людям данной категории. В том числе бизнес-структуры, я и к ним неоднократно обращался, чтобы они проявляли заботу о людях этой категории, чтобы каждый в меру своих возможностей обеспечивал их работой, оказывал материальную помощь. То есть, чтобы они сами проявляли эту инициативу. В целом, считаю, что в обществе есть очень правильное направление, единое мнение по данному вопросу. Каждый из нас в меру своих возможностей постоянно должен помогать этим людям. Мы должны и будем помогать детям, оставшимся без отца.

-Господин Президент, с Вашего позволения хотелось бы подробнее узнать Ваше мнение по поствоенному вопросу. Вы отметили, что принимаются меры социальной поддержки. В то же время, если обратиться к прошлому году, то можно увидеть - Вы сделали экскурс в историю - что многие планы по поствоенному восстановлению и реконструкции претворены в жизнь. Использована поддержка международных доноров. Азербайджан рассчитывал на свои ресурсы, естественно, речь здесь идет не только о финансовых ресурсах. Проведение каких работ на освобожденных от оккупации территориях планируется в нынешнем году как продолжение прошлогодней работы?

-В прошлом году началось выполнение очень большой программы. Для того, чтобы перечислить все эти дела, потребуется много времени. Но я должен еще раз отметить основные вопросы, чтобы граждане Азербайджана увидели, что, если взглянуть на опыт стран, вышедших из войны, то это действительно самая широкомасштабная программа за всю историю. Особенность этой программы, как вы отметили, в том, что мы, ни у кого не прося и не получая помощи, осуществляем это за счет собственных средств. Конечно, и здесь должна была быть последовательность. Эта последовательность должна была опираться на логику. Что нужно в первую очередь? В первую очередь должна быть проведена работа по разминированию. В этой области активно работают и ANAMA, и Министерство обороны, в также Министерство по чрезвычайным ситуациям. Процесс идет. К сожалению, мы до сих пор теряем людей. После войны около 200 граждан Азербайджана – гражданских лиц и военных – либо погибли, либо получили серьезные ранения. Поэтому, не проведя этой работы, мы не сможем приступить к программе широкомасштабного возвращения. Так что в связи с разминированием в первую очередь в центре внимания находились места, где проходит инфраструктура, то есть, линии электропередачи, дороги. Необходимо было разминировать эти участки, чтобы мы уже могли приступить к данной работе. С другой стороны, высокими темпами идет и процесс разминирования городов, генеральные планы которых уже готовы, в частности, в городах Шуша и Агдам. Кроме этого, мы в первую очередь должны были создать электрическое хозяйство, потому что рельеф освобожденных земель, в частности, горных территорий таков, что без инфраструктуры военнослужащим очень сложно или невозможно будет нести там службу. Представьте себе, что в советское время на сопредельных с Арменией участках Кяльбаджарского и Лачинского районов не было ни одного населенного пункта, на расстоянии десятков километров от границы никто не жил, не было никаких дорог. С октября начинает идти снег, в мае тает. Представьте себе, какую работу нам предстояло проделать в короткий срок. Могу сказать, что многие этого не знают. Только в этих регионах – Кяльбаджаре, Лачине, Зангилане, Губадлы – местах, сопредельных с Арменией, мы проложили около 700 километров дорог. То есть, это может считаться служебной дорогой, военной дорогой. Это дорога, ведущая к позициям, границам, высоким горам, холмам.

Необходимо было доставить технику, специалистов. С той стороны по нашим работникам постоянно открывают огонь. К сожалению, Армения не до конца извлекла урок из Второй Карабахской войны. Так что мы сумели сделать это в крайне сложных условиях, и сегодня расположились в основных приграничных пунктах вдоль всей границы. И не только расположились, но и создали современную инфраструктуру для несения там службы. Потому что там очень холодно и нести службу крайне сложно. Толщина снега достигает, может быть, 3-4 метров. Сегодня есть и снабжение, и продовольствие, проложены дороги, линии электропередачи, сегодня мы несем там нормальную службу. Глядя же на армянские посты, видим, в каком плачевном состоянии они находятся. То есть, ютятся в палатках, мерзнут и с горем пополам остаются там. Так что дороги и линии электропередачи нужны еще и с этой целью, потому что мы должны были выйти на эти границы, охранять их, и сегодня мы добились этого – вдоль всей границы от Араза до горы Муров. Одновременно был дан старт процессу создания электрического хозяйства, и мы за год построили на всех освобожденных землях 7 подстанций, подключив их к общей кольцевой сети. Ни одна из них сегодня не работает в автономном режиме. То есть, к примеру, получаемые там сегодня мощности и мощности, производимые на гидроэлектростанциях, поступают в общую сеть. Таким образом, это позволяет нам избежать кризисной ситуации. Это тоже была очень большая и сложная работа. Представьте себе, 7 подстанций за год, причем там, где никто не живет, все заминировано и нет никакой инфраструктуры. Это – большая самоотверженность. В частности, в Кяльбаджарский район зимой, в снежных условиях из Дашкесана через горы высотой 3500 метров были проложены электрические опоры. Это действительно большая самоотверженность, демонстрирующая наш потенциал. Это свидетельствует о том, что мы независимы не только в финансовом, но и в техническом отношении, с точки зрения наличия специалистов. Мы ни у кого не получали помощи, все делали сами.

Затем междугородные дороги. Этот процесс начался и получил широкий размах. Из Гейгеля в Кяльбаджар прокладывается тоннель протяженностью более 11 километров, потому что пользоваться этой дорогой зимой, можно сказать, крайне сложно. Между Кяльбаджаром и Лачином строится второй тоннель протяженностью 4 километра. Что это даст? Это позволит нам спокойно приезжать в Кяльбаджар из Гейгель-Гянджинского направления, решать уже все вопросы как со стратегической точки зрения, так и с точки зрения возвращения туда граждан. Строится автомобильная дорога Барда-Агдам. Мы соединяем Нафталан с Талышем и Суговушаном. Это тоже будет очень важно как со стратегической точки зрения, так и с точки зрения туризма, так как Нафталан сегодня стал международным туристическим центром, и расстояние оттуда до озера Суговушан очень короткое. Мы намерены превратить и эту территорию, и территорию Агдере в центр туризма. В то же время мы должны обеспечить возвращение туда людей. За год проложены и другие дороги, к примеру, дорога Физули-Шуша, дорога Победы. Прокладывается вторая дорога – магистральная дорога, прокладываются дороги Физули-Гадрут, Физули-Джебраил, Горадиз-Агбенд, Зангилан-Губадлы-Лачин, строительство дополнительных дорог в Лачинском направлении. Возможно, я не смогу все перечислить, так как их так много, что невозможно запомнить.

Железные дороги. Мы уже приступили к строительству железной дороги Барда-Агдам. Начали прокладку железной дороги, являющейся частью коридора Горадиз-Агбенд-Зангезур.

Восстановление исторических памятников. Посмотрите, какая большая работа проделана в Шуше. Одновременно заложены фундаменты мечетей в Агдаме, Зангилане, Гадруте, Дашалты, и дан старт ремонтным работам. То есть, для того, чтобы перечислить все это, потребуется много времени. Я стараюсь уделять постоянное внимание каждому проекту. Поэтому в 2021 году я неоднократно посещал освобожденные земли. В нынешнем году наряду с этими инфраструктурными проектами будут реализованы уже и градостроительные проекты. Мы сейчас заложили фундаменты школ, больниц. Готовы генеральные планы городов Агдам, Физули. С соответствующими компаниями подписаны соглашения, связанные с подготовкой генеральных планов других городов. Мы хотим, чтобы все было основательно. Чтобы все делалось быстро и в то же время не допускалось поспешности, потому что все должно быть основательно. И люди, которые туда вернутся, должны быть обеспечены самыми лучшими условиями. Потому что эти люди 30 лет жили в тяжелом положении. Правда, многие из них жили в выделенных государством прекрасных квартирах, но они всегда жили с тоской по Родине, по своим землям. Мы должны создать такие условия, чтобы впредь они жили спокойно. Поэтому нельзя терять времени, но и нельзя допускать поспешности. Все должно быть основательно, все строительные работы должны проводиться прозрачно, на основе тендера. Дано особое указание, необходимо обеспечить максимальную прозрачность. Если мы столкнемся с каким-то негативным фактом, то наказание будет очень жестким, все должны знать и знают это.

Еще раз говорю: наряду с инфраструктурными проектами, например, в Шуше уже началось строительство жилого комплекса, заложен его фундамент, мы уже приступим к практическому строительству. Школы, больницы в Агдаме, других местах, селах. В настоящее время планируется сдача в пользование села Агалы. То есть, это широкомасштабная работа, очень большая работа – и в техническом, и в финансовом отношении, и с точки зрения ответственности. Это очень ответственная работа, и мы не должны допускать здесь ошибок.

-Господин Президент, означает ли достижение социально-экономического развития, его реализация одновременно борьбу с коррупцией и взяточничеством? Вы говорили о прозрачности, в частности, известна Ваша непримиримая позиция в этой сфере, в области борьбы с коррупцией. Поэтому хотелось бы знать, несмотря на проведение всех этих серьезных реформ, мы сталкиваемся с чиновничьей бюрократией, чиновничьим бизнесом, то есть, с этими негативами. Какие реформы в этой области Вы планируете провести в нынешнем году?

-В нынешнем году борьба в этой области будет продолжаться. Считаю, что решительность, проявленная нами в последние годы, единство слова и дела должны послужить уроком для каждого. Потому что я неоднократно инструктировал государственных чиновников, как в официальном порядке, так и в ходе встреч, при назначении их на должность, что необходимо вести серьезную борьбу с коррупцией, взяточничеством, и если тот или иной чиновник замарает себя, то наказание будет очень жестким. И результат свидетельствует об этом – самым высокопоставленным чиновникам пришлось сегодня ответить перед следствием, судом и они понесли заслуженное наказание. Еще раз хочу сказать, что никому не удастся избежать этой ответственности, никто не стоит выше закона, перед законом все равны, ничьи прежние заслуги учитываться не будут. В частности, заслуги этих людей, вставших на неверный путь, больше напоминают “медвежью услугу”. Поэтому считаю, что каждый уже увидел и узнал это. Так что наши действия будут предельно жесткими, а наказание – очень серьезным.

Но это - одна сторона дела. Я уже 18 лет занимаю пост Президента, и по моей инициативе произошли многочисленные кадровые перестановки. К сожалению, порой кадровые перестановки не меняют ситуацию к лучшему. Потому что назначается новый кадр, определенное время он ведет себя в соответствии с данными инструкциями, но со временем, как говорится, встает на старый, неправильный путь. Поэтому здесь наряду с мерами наказания свою роль должен сыграть вопрос правильного отбора кадров.

Азербайджанская общественность видит, что в последнее время в этой области была проведена очень серьезная кадровая реформа. Можно сказать, во всех ветвях власти проведены серьезные кадровые реформы. В правительстве, Милли Меджлисе, Администрации Президента, министерствах, местных исполнительных органах уже произошли значительные, серьезные кадровые перестановки, и это, считаю сыграет важную роль в борьбе с коррупцией. В то же время мы должны создать в обществе такую атмосферу, чтобы усилился общественный контроль. Вам хорошо известно, что я неоднократно высказывался по этому вопросу. Я постоянно говорю об этом, обращаюсь к гражданам: не оставайтесь равнодушными, контролируйте. Общественный контроль многих чиновников отвратит от этих дел, имеющих преступный характер. Поэтому необходимо также разработать какой-то институциональный формат общественного контроля. Вам, представителям медиа, принадлежит очень большая роль в этой области. Могу сказать, что порой я узнаю о негативных фактах от вас, слышу это от вас, и сразу же следует реакция. Могу сказать, что во многих случаях информация, публикуемая в медиа, подтверждается. Есть информация, носящая предвзятый характер. Но абсолютное большинство информаций подтверждается, и сразу же принимаются меры. Поэтому государственные чиновники должны знать, что контроль за их работой осуществляет не только Администрация Президента, но и общественность, представители медиа.

Считаю, что один из важных факторов заключается в сужении поля для коррупции. Здесь, конечно, должны предприниматься институциональные меры, дополнительные шаги, связанные с прозрачностью, отчетностью. Проще говоря, во всех сферах должна применяться модель ASAN, потому что это уже испытанная модель. Это тоже было нашей инициативой. До нас ни у кого подобной по масштабам и охвату сферы обслуживания не было. Мы сделали, смогли сделать это. Поэтому коэффициент одобрения ASAN xidmət со стороны населения составляет где-то 98 процентов, а может, и больше. Я удивляюсь, почему не 100 процентов, ведь там абсолютно прозрачная картина. Так что эту модель надо применять во всех сферах – экономической, социальной, в области отношений между гражданами и чиновниками. Необходимо свести до минимума контакты между чиновниками и гражданами, то есть, там, где имеются возможности для коррупции. В таком случае успехи будут более действенными. Однако считаю, что наша политическая воля уже известна всем. Я говорил, если какой-либо государственный чиновник не хочет видеть себя за решеткой и не может отказаться от грязных деяний, то пусть добровольно уйдет с занимаемой должности и не делает себя несчастным.

Эльмира Мусазаде от телеканала CBC: Господин Президент, поскольку СВС является международным каналом, с Вашего позволения хотела бы задать вопрос на русском языке. Вы говорили про масштабные проекты, которые сегодня реализуются на освобожденных территориях, и в этом контексте я бы хотела поговорить про вопросы военного строительства. 24 декабря в рамках своей поездки в поселок Гадрут Ходжавендского района Вы приняли участие в церемонии открытия новой воинской части нового воинского формирования сил коммандо. Там Вы отметили, если позволите я бы хотела процитировать: «Самое большое значение этой воинской части заключается в том, что после войны мы не остановили процесс армейского строительства, не сократили, а наоборот, увеличили расходы на армию». Почему это так важно и как будет проходить военное строительство в предстоящие годы после Победы Азербайджана в Отечественной войне?

-Вопросы военного строительства всегда занимали первостепенное место в моей повестке с учетом факта оккупации. Эта тема всегда доминировала и в моем рабочем графике, и в публичных выступлениях, и в моих контактах с моими коллегами. Естественно, это была тема, которая объединяла весь народ, и мы все стремились к тому, чтобы обеспечить восстановление территориальной целостности Азербайджана. И неслучайно, когда мы рассматривали и готовили государственный бюджет, я всегда давал указание, что самые большие расходы должны быть на военное строительство. Наряду с другими факторами, это доказало свою правоту.

Что касается нынешнего этапа, я об этом говорил, и вы совершенно правильно вспомнили мои слова, что мы не должны останавливаться по многим факторам, и в первую очередь потому, что в Армении, к сожалению, сильны реваншистские настроения и во власти, и в оппозиции, и в обществе. И мы это видим, к сожалению, и в реальной жизни. Не далее как вчера была совершена очередная военная провокация против азербайджанских военнослужащих, совершенно немотивированная агрессия, в результате которой был убит азербайджанский военнослужащий. Это не первый случай, который происходит после войны. И к сожалению, все предыдущие наши ответные действия карательного характера до сих пор не стали уроком для Армении. И вчерашний случай не был исключением. Вооруженные силы Азербайджана предприняли решительные действия, чтобы покарать преступников, и в результате, по данным, которые я получил сегодня от министра обороны, от 6 до 8 военнослужащих вражеской стороны были уничтожены и многие ранены. После того, как это произошло, через какое-то время армянская сторона стала очень настойчиво просить прекращения огня, но они должны понимать, что смерть азербайджанского военнослужащего никогда просто так им не сойдет. И, несмотря на многочисленные просьбы и мольбы, я бы сказал, армянской стороны, с подключением российских миротворцев, - хотя это произошло не в зоне ответственности российских миротворцев, это произошло на границе в Кяльбаджарском направлении, - в 21.30 мною была дана команда министру оборону прекратить огонь и позволить армянской стороне забрать многочисленных раненых. То есть, вот этот случай и также случаи, которые происходили и до того, заканчивались так же. То есть, преступления, провокация, подлая провокация из-за угла, карательные действия азербайджанской стороны, мольбы о прекращении. И в результате вновь Азербайджан проявил гуманизм, но только после того, как мы посчитали, что наша карательная операция должна быть закончена.

Вот этим, собственно, и объясняется то, что мы продолжаем военное строительство. Тут несколько есть аспектов. Первое – во время войны, конечно, мы использовали большое количество боеприпасов, которые мы должны сейчас восстановить, и заключенные новые контакты как раз это нам обеспечивают. Уже идет поставка вооружений и боеприпасов. Следующий момент – это приобретение современных систем вооружения разного характера. Мы всегда этому уделяли большое значение. Поскольку военные технологии развиваются, и мы всегда хотим приобретать самое лучшее. И, как вы знаете, в количестве желающих поставить нам оружие у нас проблем нет. И третье – повышение боеспособности Вооруженных сил. Вторая Карабахская война помимо великой Победы - это еще и большой опыт ведения действий. Это проверка Вооруженных сил в деле, не на учениях, а в деле, и эту проверку наши Вооруженные силы прошли с честью. Но, тем не менее, Вторая Карабахская война также показала, что нам надо дальше делать, какие элементы военной инфраструктуры либо не были нами задействованы, либо задействованы в очень ограниченном формате, либо были уязвимы. Это тоже очень большой опыт. Но больше того, что я сказал сейчас, я сказать не могу по понятным причинам.

Создание сил коммандо - это только один из элементов совершенствования нашего военного потенциала, но очень важный. Этот процесс начался, и как я уже сказал, будет продолжен. Силы специального назначения проявили себя с самой лучшей стороны во время Второй Карабахской войны. Я об этом неоднократно говорил. Поэтому совершенствование этих сил, а также создание новых сил специального назначения – это та необходимость, которая диктуется ситуацией. Речь идет о попытках реванша, речь идет о том, что мы не знаем, что будет через год, через два, через пять лет. Сегодня армянская армия полностью в разрушенном состоянии и не способна противостоять нам, еще даже в большой степени, чем это было во время Второй Карабахской войны. И мы очень пристально следим за всеми попытками военного строительства в Армении и своими силами и с помощью их партнеров. Поэтому откровенно и открыто я говорил, что если мы увидим хоть малейшую угрозу нашей безопасности, эта угроза будет немедленно уничтожена, где бы она ни находилась, на какой глубине территории Армении она ни находилась, мы ее просто уничтожим. Это все должны знать и понимать, и, в первую очередь, армянское руководство.

Таким образом, в результате тех действий, которые мы предпринимаем, азербайджанские Вооруженные силы будут еще более мощными, чем это было продемонстрировано во время Второй Карабахской войны. Хотя и то, что мы продемонстрировали, как все уже знают, вызвало, я бы сказал, такой нескрываемый восторг и у специалистов, и у общественности многих стран, неожиданный и нескрываемый восторг, и, конечно, чувство гордости у нас, у каждого. Но и одновременно мы не должны как говориться почивать на лаврах, не должны зазнаваться, не должны повторять ошибок армянской стороны, которые мнили из себя великих воинов, но оказались великими спринтерами, установив новые рекорды в спринте. Конечно, этого не произойдет, но, тем не менее, сейчас мои действия, в том числе в рамках военного строительства, нацелены на то, чтобы не выходить за реалии. Мы сделали то, что было нужно, сделали достойно, честно, справедливо и должны думать о будущем, о том, чтобы Вооруженные силы Азербайджана могли оберегать наш народ и наше государство от всех возможных угроз. Думаю, что послевоенный период, а за этот год произошла масса событий, и не только в отношениях с Арменией, продемонстрировал, что мы можем достойно за себя постоять.

BAKU.WS
ВИДЕО