Изображение новости:

 
Что ждет азербайджанскую экономику и банковскую систему в 2016 году? Какие шаги необходимо предпринять для преодоления кризиса? Чего ожидать клиентам, у которых кредиты в долларах? О том, что происходит в азербайджанской и мировой экономике, и о многом другом мы поговорили с известным банкиром, председателем Наблюдательного совета АКБ Unibank, председателем Наблюдательного совета АСК AXA MBASK Эльдаром Гарибовым.

- Начнем с того, как вы оцениваете прошедший, 2015 год для азербайджанской экономики?

- Совершенно однозначно, за последние 10 лет это был самый тяжелый для нашей экономики год. Продолжающееся устойчивое снижение цен на нефть, резкое падение доходов государства нарушили платежный баланс страны и привели к почти 100%-ной девальвации национальной валюты, неизбежной бюджетной консолидации, что нанесло чувствительный удар по и так еще не до конца окрепшей экономике. Последовавшая за девальвацией долларизация привела к почти 50%-ному сокращению манатной денежной массы.

Все это породило наблюдающиеся негативные тенденции в экономике: нарастающий кризис неплатежей, рост инфляции, падение покупательной способности населения. Все секторы экономики ощущают сегодня заметный спад и, соответственно, реагируют на это сокращением рабочих мест, что ведет к неизбежному росту безработицы. Но первый удар волны, безусловно, приняла на себя банковская система.

- Как переживает этот кризис банковская система? Ходят слухи о тяжелом состоянии банков, в прессе, интернете появляются тревожные сообщения о банкротстве то одного, то другого банка, закрываются филиалы, сокращаются рабочие места, что вызывает беспокойство вкладчиков.

- Я бы призвал всех осторожно относиться к мнению всяких бульварных изданий, интернет-сайтов, пытающихся поднять число подписчиков на горячих новостях и нагнетающих страсти. Они пишут всякую ерунду, а некоторые вкладчики, поверив им, теряют реальные деньги, снимая досрочно свои вклады в банках.

Что касается же реальной ситуации, то, безусловно, она нелёгкая, но стабильная. Банки понесли потери от девальвации и ухудшения качества кредитных портфелей, и скорее всего, закроют год с убытками. Но высокая капитализация системы, прибыль прошлых успешных годов, позволяют большинству банков абсорбировать убытки этого года. Коэффициент достаточности капитала находится у них на приемлемом уровне, что является основным показателем. Показатели ликвидности тоже высокие. Я говорю об основной массе банков, не принимая во внимание некоторых аутсайдеров, в которых ситуация и до кризиса была плохой. Но они всем известны, и по ним регулятор, я думаю примет соответствующие меры. Я не вижу оснований для беспокойства для вкладчиков.

Скажем, если взять в сравнении европейские банки, которым мы, по определению, больше доверяем, то после кризиса 2008 года многие из них остались вообще без капитала. И работали так несколько лет. Многим была оказана помощь государства. Что же касается наблюдаемых сегодня сокращений числа филиалов и соответственно сотрудников - это нормальная реакция коммерческого предприятия на снижение объемов продаж. Банкам необходимо сократить расходы, после убытков этого года и оптимизировать бизнес модель под новую экономическую ситуацию, в том числе и филиальную сеть. Это не должно вызывать беспокойства.

В этом году крупнейшие банки объявили о сокращении персонала и оптимизации филиальной сети. Сбербанк, например, планирует закрыть 100 с чем-то филиалов. Дойчебанк сократит 10 % персонала. Это же не значит, что им мы стали меньше доверять, верно? Наоборот если банк демонстрирует быстрые реакции на изменения операционной среды – значит, он хорошо управляется. И чем быстрее реакции - тем лучше управление. 

- Хорошо, с общей ситуацией и с убытками этого года ясно. Но кризис то в этом году не заканчивается. И следующий год по оценкам экспертов будет очень сложным.

- Я согласен с этой оценкой экспертов. Негативное влияние второй девальвации мы будем ощущать и в 2016 году. Мировая практика показывает, что при таких макроэкономических катаклизмах экономике, бизнесу и прежде всего банкам нужно оказать государственную поддержку. Это делают как развитые страны, где очень сильный бизнес и банковские системы, так и развивающиеся.  И наше государство не исключение. В 2008 году ЦБА в условиях огромного кризиса ликвидности, переживаемого банками страны, из-за резкого прекращения внешнего финансирования, рефинансировал весь внешний долг системы, предоставив долгосрочную ликвидность. И банки вернули государству все деньги до копейки, да ещё и с процентами.

И если банкам понадобится финансовая помощь из-за возможного ухудшения экономической ситуации в стране, её им окажут. Глава ЦБА уже объявил об этом в своих интервью, и в официальном заявление ЦБА по политике финансовой стабильности на 2016 год. Помимо этого, там же было отмечено, что сейчас на рассмотрении находится законопроект, который обеспечит госгарантию на все вклады населения в банковской системе вне зависимости от суммы и валюты, сроком на 3 года. Так что вкладчики точно могут не беспокоится.

Меня лично беспокоит другое, что в результате тотальной долларизации вкладов, банки потеряли возможность кредитовать экономику в манатах. И это может отрицательно повлиять на темпы восстановления экономики. 

- Да, без государственной поддержки видимо и в этот раз не обойтись. Но обширные госпрограммы помощи частным корпорациям и банкам в западных странах вызвали волну критики у левой прессы. Особенно банкам, жадность которых называли чуть ли ни причиной кризиса 2008 года. Нужно ли помогать частным компания, которые действуют в собственных интересах, за счёт народных средств?

- На самом деле это просто необходимо. При этой структуре экономики, когда абсолютное большинство рабочих мест создано в частном бизнесе, это вопрос социальный. Что было бы если не поддержали? Массовое банкротство компаний, огромная безработица и как следствие, политическая нестабильность и вероятный демонтаж политических и государственных структур.  И потом, деньги то даются в долг, они все возвращаются.

Что касается банков, то согласен, что отмена президентом Клинтоном закона Гласса- Стиголла, разделившего банки на инвестиционные и розничные, по факту разрешив банкам использовать огромную массу розничные депозитов для высокодоходных спекулятивных операций на фондовых рынках, во многом стало одной из причин, запустивших финансовый кризис 2008 года. Да, сейчас это восстановили, но в течении тех 12 лет отсутствия закона, западные банки делали это, проявив невиданную жадность, и поставив под угрозу всю мировую финансовую систему, и получили колоссальные доходы это этой деятельности. Правда, потом в кризис все потеряли.

Но к нам это не относится, хотя бы потому, что фондового рынка у нас нет. И все кредитование идёт на финансирование реального сектора экономики и населения. Коммерческие банки страны за время независимости профинансировали экономику страны, по нашим прикидкам, на сумму около 80 млрд долларов США. Это сравнимо с количеством нефтяных денег, вкаченных в нашу экономику.

Поверьте, если бы не коммерческие банки, в стране не было бы вообще никакого ненефтяного сектора экономики, малого и среднего предпринимательства, и государству пришлось бы кормить все население самому - т.е вернулись бы в Советский Союз.

А сейчас, в постнефтяной период, их роль в экономике вообще неизмеримо возрастает.

- Согласен, банки играют ключевую роль в современной модели экономики.

Но в последнее время наши банки часто подвергаются критике, что они проводили рискованное розничное кредитование, перегрузили население долгами, особенно долларовыми, и сейчас наживаются на девальвации, так как возвращать приходится в манатах почти двойную сумму против взятой в кредит. Насколько справедливы эти обвинения?

- Давайте разделим эти вопросы. Был ли рост розничного кредитования, особенно необеспеченного, чересчур быстрым и излишне рискованным? Наверное, да, готов с этим частично согласиться. Перегружено ли население кредитами? Пожалуй, да. Надо было запретить банкам выдавать розничные кредиты в долларах? Да, конечно надо было. 

Но задним умом то все сильны! Сейчас в кризис это очевидно. А тогда. Ещё недавно манат казался самой стабильной валютой в мире, и угроза девальвации казалась очень нереальной. Нефтяной мираж вскружил голову всему обществу, и банки его часть. Но в защиту банковской системы могу сказать, что ЦБА последний год делал все, чтобы остудить рынок. И ему это в значительной степени удалось. Иначе ситуация была бы намного хуже, чем сейчас. А вообще не надо также забывать, что розничное кредитование последние три года было основным фактором, поддерживающим рост внутреннего потребления, и через это, развитие ненефтяного сектора. Если бы его не было бы, кризисные явления в экономике начали бы проявляться раньше, так как основной драйвер экономики - рост бюджетных расходов, связанный с ростом нефтяных доходов государства, которые стабилизировались ещё в 2012 году, прекратил действовать.

Касаясь утверждения, что зарабатывают ли банки на том, что долларовые кредиты стали в манатном эквиваленте в два раза больше? Нет и ещё раз нет. Это могут утверждать только люди, которые совсем не понимают, как работают банки. Попробую объяснить. Банки лишь посредники. Они собирают вклады населения. В разных валютах. В нашем случае в основном в долларах и манатах. И выдают их в кредиты, причём банковское законодательство обязывает их основную часть выдавать в кредит в той валюте, в которой они их приняли на депозит. Чтобы не было дополнительных валютных рисков, и депозиты населения были в безопасности. Структура депозитного портфеля до девальвации была 60% - в манатах, 40% в долларах. Вот и банки выдавали соответственно в долларах, и в манатах в той же пропорции. 

Где же зарабатывает банк на девальвации, если он взял депозит 1000 долларов и отдал кредит в 1000 долларов? Это невозможно, когда ему вернут доллары, он должен вернуть то тоже доллары. На девальвации проиграли те, кто взял кредиты в долларах. Но банки ничего не выиграли от этого.

- Согласен, убедили меня - банки на этом не заработали. Но людям то что делать?

Их доходы то в манатах не изменились, даже уменьшились, учитывая рост цен, а долги реально увеличились вдвое?

- Это огромная проблема! Мы её понимаем. И банки со своей стороны делают все, чтобы облегчить выплату добросовестным заемщикам долларовых кредитов. Увеличивают сроки кредитов, чтобы снизить ежемесячную выплату, снижают проценты. Но их возможности ограничены.

И здесь, на наш взгляд, должно оказать поддержку государство. Насколько мне известно, уже дано поручение проработать вопрос компенсации на долларовые кредиты населения до 10 тысяч -  для добросовестных заёмщиков. То есть должник будет платить по курсу 1.05 в манатах, а разницу будет доплачивать государство в лице ЦБА. Мы считаем эту программу, которая охватит более 360 тысяч граждан страны, абсолютно необходимой для того, чтобы поддержать малоимущие слои населения от последствий девальвации.

Тем более что, по нашим оценкам, максимальная сумма программы составляет порядка 450 млн. манатов, и источником этих денег могут служить те же 3 млрд. манат, полученных ЦБА в качестве дополнительной прибыли в результате девальвации национальной валюты.

- Хорошо, но 360 тысяч - это часть населения. Как защитить остальных? Ведь как вы отметили, что на фоне спада экономики, начались повсеместные сокращения рабочих мест в частном секторе, да и государство тоже сокращает расходы, цены растут.

- Да, нам необходима антикризисная программа. Без государственной помощи смягчить последствия этого кризиса будет невозможно. И мне кажется, мы немного уже запаздываем. Посмотрите, соседние страны, например, Казахстан, уже обнародовал такую программу. Причём необходимы скоординированные усилия и действия всех частей экономического блока правительства, нужно выработать комплексный план по поддержке банковского сектора, малого и среднего предпринимательства, а также по поддержке малоимущих слоёв населения. Он должен быть нацелен на контроль уровня безработицы, и инфляции в стране, и, в конечном итоге, на повышении доходов бюджета, прежде всего, за счёт расширения налоговой базы предприятий малого и среднего бизнеса.

Сегодня идет большой упор на сохранение золото-валютных резервов, контроля курса национальной валюты и сокращения бюджетных средств. Все это важно. Но это лишь тактические задачи. Но мы должны уделить больше внимания стратегическим вопросам – построение новой экономической модели без нефтяных денег. А эту экономическую модель, без сильной банковской системы, которая должна стать основным источником финансирования растущего бизнеса, не построить. И их нужно сегодня поддержать. И бизнес, и банки.

- Не могли ли вы более подробно, какие именно первые шаги ждёт банковская система и бизнес от государства?

- Изложу вкратце:

1.Поддержка банковского сектора:

- Программа поддержки ликвидности

- Программа поддержки капитализации банков через выкуп токсичных активов и, при необходимости, прямых инвестиций в капитал.

2 . Поддержка бизнеса:

- Расширенная программа ипотечного кредитования.

- Обширная Программа кредитования малого и среднего бизнеса

- Снижение фискальных требований к бизнесу

- Обеспечение справедливой конкуренции на рынке и прозрачного ведения бизнеса.

Эти меры позволят поддержать банковской сектор, восстановить его способность долгосрочного кредитования экономики в манатах, а ипотека позволит оживить замерший сектор жилищного строительства. И наконец, последние два пункта - увеличат в трех-пятилетней перспективе поступления налогов в бюджет за счёт развития бизнеса.

Безусловно, фактически это - монетарное расширение, увеличение массы манатов в обращении, и будет давление на курс и золотовалютные резервы. Однако, удержать курс национальной валюты, сохранить валютные резервы, и одновременно стимулировать развитие экономики, что является основной стратегической целью, представляется мне задачей неисполнимой. Чем-то придется жертвовать, иначе мы потеряем драгоценное время, но все равно придём к этому.

Нобелевский лауреат по экономике, Джозеф Стиглиц в одном из своих интервью, посвящённых действиям правительств и центральных банков еврозоны во время кризиса 2008 года, сказал, что их основной ошибкой было то, что они, до недавнего времени, сокращали бюджетные расходы и одновременно проводили жесткую денежно- кредитную политику. И это вогнало их экономику в стагнацию.

В отличие от США, которые сразу начали программу поддержки банковского сектора и предприятий и включили печатный станок.  Результаты налицо - экономика США восстановилась и показывает устойчивый рост. А у Европы, несмотря на принятые аналогичные шаги, но поздно, пока не получается. И мне кажется, что мы сейчас повторяем их ошибку.

Правительство и ЦБА провели девальвацию, и это неизбежный и правильный шаг, но он должен был частью общей программы по избавлению экономики от нефтедолларов. Но это девальвация - шок для экономики.  И если другие шаги по стимулированию восстановления экономики от этого шока не последуют вовремя, экономика уйдёт в глубокую стагнацию, из которой нам будет трудно выбраться. Это похоже на то, как сделать больному хирургическую операцию, и оставить его без восстанавливающей терапии.  Он с большой вероятностью умрет.

Однако хорошая новость в том, что правительство вроде начало некоторые реформы в сфере обеспечения прозрачности и справедливой конкуренции для бизнеса. Так же, насколько мне известно, в ЦБА разработана программа по стимулированию экономики, и я очень надеюсь, что правительство примет и запустит её как можно скорее, потому что время работает против нас. Можно ещё добавить конечно кое-что, но это - основные вещи. 

-  А сколько эти программы помощи будут стоить государству? И где взять на это деньги?

- Во-первых это все - возвратные деньги. И у государства достаточно резервов. Взять хотя бы уже упомянутую мной внебюджетная прибыль порядка трех миллиардов манатов от девальвации, полученной ЦБА. Этого более, чем достаточно для первого этапа.

И если учесть, сколько мы собираемся потратить на оздоровление одного только Международного банка, занимающего всего около 30% рынка, эта сумма не кажется мне чрезмерной, для смягчения последствий кризиса для всей экономики страны, включая и банковскую систему. Тем более повторюсь - деньги то возвратные.

- Последнее время наблюдается ажиотаж на рынке валюты. Курс доллара в обменниках растёт, доходя в отдельные дни до 2 манатов. Говорят, банки не продают валюту. Вы можете прояснить, что происходит?

- Кризисы всегда сопровождаются разного рода паниками у населения. Безусловно, часть из них имеет под собой реальные причины для беспокойства, но большинство страхов надуманные. И этими тревогами пользуются недобросовестные люди, которые зарабатывают на этом деньги. Хотите недавний пример? В последнее воскресение прошлого года валютные спекулянты, пользуясь тем, что банки были закрыты, взвинтили цены на улице до 2 манат за доллар, пугая покупателей, что в понедельник курс сильно поднимется. Курс не поднялся, и они спокойно купили в понедельник у банков свои, проданные по 2 маната доллары, за 1.56 - заработав на страхах людей почти 30% дохода за день.

Сейчас есть ажиотажный спрос на валюту, подогреваемый слухами о дальнейшей девальвации. Это создаёт дополнительный прессинг на курс валюты. Банки просто физически не справляются с объемами запросов клиентов. И когда вдруг кончается валюта в каком-то филиале -  всем кажется, что все банки остановили продажу т. к будет девальвация.

Вы помните, что по традиции, когда в Баку выпадал снег, пропадал хлеб из продажи. Не потому, что его стало мало, а потому, что все покупают про запас. Тот же механизм. Плюс спекулянты добавляют ажиотажа.

- А будет ещё одна девальвация?

- Ну, это вопрос точно не ко мне (улыбается). Но могу дать своё видение. Вообще-то на это влияет множество факторов. В нашем же случае, определяющим сегодня является платежный баланс страны. По моей информации, первая девальвация отыгрывала отскок цены на нефть до 45-50 долларов за баррель. Но она опустилась ниже 40. Я думаю, во второй девальвации заложено падение цены до 25-30 долларов.

Так как цена пока держится выше, соответственно, не вижу поводов для резкого скачка в ближайшем будущем, если только конечно цена на нефть не пойдёт резко вниз из-за решения Федеральной Резервной Системы США повысить ставки, и снятия санкций с Ирана. Вопрос курса волнует сегодня общество больше всего. И это понятно после двух шоков произошедших девальваций. Но не это главное. Понятно. что курс будет плавающим, как и в других странах, и нам надо привыкнуть к этому. И не бегать в обменники когда он меняется на 1-2%.

Главное в этом вопросе - стимулировать рост экономики и создать новые источники притока валюты в стране за счёт развития предприятий, создающих экспортно ориентированную продукцию. А сегодня по факту, экспорт не нефтяной продукции у соседней Грузии выше, чем у нас, несмотря на то, что наш потенциал несравнимо выше.  

- А вообще, переживём ли мы этот кризис? Не секрет, то там, то здесь, в разных изданиях появляются апокалиптические статьи и это вызывает тревогу и депрессию у неискушенных читателей. 

- Конечно, переживем (улыбается). Вы знаете, просто многие в нашей стране не осознали ещё, что мы сменили строй и периодические кризисы - это одно из основных явлений, присущих капитализму. И они пока воспринимают кризисы как катастрофу. Хотя мы прошли уже несколько кризисов, например, 1998 и 2008 годов. Но тогда нам было мало что терять, поэтому они прошли сравнительно безболезненно. А за последние годы нефтяного благополучия мы стали жить лучше, страна потратила более 80 млрд. долларов нефтяных денег.

Можно конечно спорить об эффективности этих расходов, не все безупречно, но мы все получили хоть маленький кусочек от этих денег. Зарплаты и доходы выросли, мы все стали жить чуть лучше, согласитесь. Но самое главное -  все решили, что так будет всегда. И мы стали все, подчеркиваю все, и бедные, и богатые, жить не по средствам. Тратить больше чем мы могли реально себе позволить. Нефтяной мираж вскружил всем голову. Богатые покупали себе яхты, брильянты, спортивные машины, дорогую одежду. Люди среднего, и не большого достатка залезали в кредиты, чтобы купить себе квартиру, машину, дорогой смартфон - для себя или ребёнка, съездить куда-нибудь на отдых. Это естественные желания человека - жить лучше. Но можем ли мы себе это позволить? Вот в чем вопрос. Размер нашей не нефтяной экономики - реально немногим больше, чем у наших соседей, той же Грузии. А уровень потребления намного выше. И кризис должен привести это в равновесие.

В наше оправдание могу сказать, что мы не первая, и я думаю не последняя страна в истории, заболевшая этой болезнью. Один мой сотрудник сказал, что наш кризис сейчас - это больше кризис ожиданий. И он прав. Да, это будет болезненный процесс - избавляться от нефтяного миража. Но это создаст реальную основу для того, чтобы мы стали жить лучше в будущем.

 - Вам недавно вручили Высшую награду Франции - орден почетного Легиона за ваш вклад в развитие азербайджано-французских экономических отношений, и развитие предпринимательства в нашей стране. Вы первый из азербайджанских бизнесменов в истории получивший эту награду. Позвольте, пользуясь случаем, поздравить вас с этим достижением!

- Благодарю Вас. Действительно это огромная честь для меня. Но я понимаю её как высокую оценку вклада всех азербайджанских предпринимателей в развитие экономики нашей страны. Предприниматели - это будущее нашей страны. Ведь это они открывают рабочие места, платят налоги в бюджет. И им нужно сегодня помочь, чтобы заложить фундамент для процветания нашей родины в пост нефтяной период.

источник: haqqin.az