В Азербайджане женихов и невест обязали указывать степень родства, заполняя документы перед подачей заявления на регистрацию брака. Несмотря на то что браки между двоюродными братьями и сестрами здесь не запрещены, власти активно борются против таких союзов. Телеканал "Настоящее время" рассказывает, почему власти Азербайджана полагают такие браки опасными, однако в обществе они считаются нормой.

"Сосватать дочку брата"
"Когда родители сказали, что собираются выдать меня замуж за двоюродного брата, я два дня с ними не разговаривала. Мне было 19 лет, и я вообще не думала о замужестве. Тем более – о таком".

Будущему мужу Фахрии на тот момент было 29. Они приходились друг другу близкой родней, но виделись всего пару раз.

"Самир долго жил за границей и в Азербайджане бывал только наездами. Во время одного из таких наездов мы встретились с ним на свадьбе у родственников. Как оказалось, он заприметил меня тогда. Спустя какое-то время его мать, то есть моя тетя, стала настаивать, чтобы он женился: пора, мол, семью заводить, я внуков хочу и так далее, давай мы тебе девушку хорошую подыщем. И тогда Самир сказал: хорошо, женюсь, если сосватаешь мне Фахрию, дочку твоего брата".

Фахрия и Самир встречались несколько месяцев. "Самир заходил за мной, приносил охапки красных роз, как в кино, и мы шли гулять. Много разговаривали, я обнаружила, что он интересный, разносторонний человек, с ним не соскучишься. Потом я тяжело заболела корью и месяц пролежала в постели. Он навещал меня, ухаживал, развлекал. А когда я выздоровела, мы поженились", – вспоминает Фахрия.

Сейчас, спустя десять с лишним лет, она говорит, что не жалеет о том, как сложилась ее судьба: "У меня двое здоровых умных детей и любящий муж, который дорожит нами. Если б даже у меня была возможность вернуться в прошлое и что-то изменить, я не стала бы этого делать".

Опасная традиция
В Азербайджане браки между двоюродными братьями и сестрами – дело обычное. Нередко молодых "женят" родители, хотя бывает, что такие браки заключаются и по любви. О масштабах этого явления можно судить хотя бы по тому, что с середины 2000-х в дело решило вмешаться государство в лице Комитета по проблемам семьи, женщин и детей. С тех пор они не устают напоминать, что родственные браки сильно увеличивают риск генетических заболеваний у детей.

Государство открыто называет родственные браки проблемой, наносящей серьезный вред демографии

В частности, это талассемия – заболевание крови, характеризующееся нарушением синтеза гемоглобина. Эта болезнь встречается лишь в некоторых регионах мира. В Азербайджане 5–8% населения – носители талассемии (и могут даже не догадываться об этом). Если два таких "носителя" женятся, то с очень большой вероятностью у них может родиться ребенок с патологией. Риск того, что кровные родственники (в данном случае – кузены) имеют общий ген талассемии, выше, чем у партнеров-неродственников.

По такому же принципу в родственных браках передаются и все прочие генетические заболевания.

В 2015 году правительство Азербайджана издало указ, согласно которому люди, собирающиеся вступить в брак, должны сдать обязательный анализ на талассемию (а также на ВИЧ и сифилис, но к данной теме это отношения не имеет). Если результаты анализа оказываются положительными, то пара по-прежнему может пожениться, но будет как минимум предупреждена о возможных последствиях. В 2019 году это обследование прошли около 126 500 человек. И более 3 тысяч из них оказались носителями талассемии.

А летом 2020 года чиновники заявили, что отныне, подавая заявление в загс, жених и невеста должны указать, являются ли они двоюродными братом и сестрой и если да, то по какой линии – отцовской или материнской. Эта информация будет указана в выданном им свидетельстве о браке и занесена в книги регистрации актов гражданского состояния. Придумали это для того, чтобы можно было вести статистику "двоюродных браков".

Государство открыто называет родственные браки проблемой, наносящей серьезный вред демографии, и хотя не запрещает их на официальном уровне (как, например, во многих штатах США, Китае и некоторых других странах), но пытается "отучить" население так делать.

"Мои дедушки – родные братья, но стали врагами"
22-летняя Севда – одна из детей, родившихся в таком браке.

"Папа с мамой были обручены пять лет. Не срасталось у них, никак не могли поладить. Мама даже пыталась вернуть кольцо. Точнее – буквально швырнула его отцу в лицо. Не хотела она выходить за него, но бабушка настояла".

У Севды болезнь Шарко – Мари – Тута, наследственное заболевание, поражающее опорно-двигательный аппарат. Девушке сложно держать равновесие, она не может вставать на цыпочки или садиться на корточки. И причину этого она видит в том, что ее родители – двоюродные брат и сестра.

"Они никогда не любили друг друга. Поженились против своей воли, по настоянию родителей. И не смогли нормально жить, хотя родили двоих детей – меня с братом. В результате мама постоянно прогоняла отца из дома, а тот в отместку завел себе вторую семью. Когда мама узнала об этом, они наконец развелись, а отец женился на той женщине и вообще забыл о нашем существовании. Я тогда училась в третьем классе".

Севда рассказывает, что после развода мать так и не смогла оправиться и даже заботу о детях почти полностью переложила на дедушку с бабушкой.

"Мои дедушки – то есть отцы моих мамы и папы – родные братья. Но после того, что произошло, они стали врагами и с тех пор не общаются. Даже не здороваются, если встречаются где-то".

Социолог Санубар Гейдарова поясняет, что это один из "подводных камней" и неприятных сюрпризов, которыми чреваты двоюродные браки.

"Поженив своих детей, родные братья и сестры становятся друг другу сватами и оказываются "по разные стороны баррикады". Каждый теперь отстаивает права своего ребенка. В итоге любой конфликт между молодыми (а уж тем более развод) грозит перерасти в "гражданскую войну" для всей семьи. И сестры, братья, которые до этого были в прекрасных отношениях, начинают враждовать".

"Желтый сигнал светофора"
Эти и другие социальные и психологические факторы (помимо объективных генетических причин) заставляют многих в Азербайджане выступать против двоюродных браков.

Браки между кузенами существовали испокон веков и в той или иной степени встречаются практически везде. Они разрешены в большинстве авраамических религий и религиозных течений (кроме разве что православия). Чарльз Дарвин, например, был женат на своей кузине и венчался с ней в церкви. У супругов родилось десять детей, некоторые из них были болезненными и даже умерли в младенчестве. Дарвин подозревал, что причина – их с женой кровное родство, и одним из первых в истории поднял эту тему в своих трудах.

Отношение ислама к родственным бракам теолог Эльшад Мири сравнивает с "желтым сигналом светофора".

"Ислам не возбраняет браки между двоюродными братьями и сестрами, но и не "пропагандирует" их открытым текстом. Зато запрещены браки между молочными братьями и сестрами, то есть людьми, вскормленными одной женщиной, даже если биологически они не являются родственниками", – говорит теолог.

Но то, что в Азербайджане эта традиция оказалась столь живучей, следует объяснять не только и не столько "молчаливым одобрением" религии, полагают эксперты. Например, в современной Европе, несмотря на то что "так можно", родственные браки не носят повальный характер и правительствам не приходится бить в набат. Религия тут играет свою роль только в том смысле, что такие браки изначально не табуированы (в отличие от того же православия).

"Концентрированная версия трайбализма"
Как считает, например, историк Шалала Мамедова, на первый план при сохранении такой традиции выходит патриархальная ментальность.

"Начнем с того, что на Востоке эта традиция зародилась задолго до возникновения ислама. И имела она преимущественно экономические предпосылки – стремление сохранить свою землю, состояние и прочее внутри семьи и ни с кем ими не делиться. Также это имело значение для передачи власти и тому подобное", – рассказывает Мамедова.

В современном Азербайджане экономическая мотивация уже не актуальна – здесь не стоит вопрос дележки стада верблюдов или передачи титула. Но, по словам историка, азербайджанскому обществу все еще присущ трайбализм (замкнутость), и это все объясняет.

"Очень многие азербайджанцы с недоверием относятся к "чужакам", под которыми подразумеваются все, кто не входит в их замкнутое сообщество, – отмечает Шалала Мамедова. – Так, к примеру, у нас очень силен регионализм. Жители отдельных регионов считают "своими" только земляков, а все остальные для них чужие. Ну а родственные браки – это такая концентрированная версия трайбализма, когда в чужаки записывают вообще всех, кроме собственной родни".

Иными словами, невестка или зять "со стороны" рассматриваются как потенциальная опасность: кто знает, что они собой представляют. Другое дело – племянница или племянник, выросшие у тебя на глазах. И с новыми родственниками знакомиться не надо.

Старинные, но еще не забытые поговорки гласят, что "брак двоюродных брата и сестры заключен на небесах" и "свой/своя, даже если мясо твое съест, костей не выбросит".

В семье 40-летнего Вургуна – дюжина двоюродных братьев и всего одна двоюродная сестра. Много лет шли разговоры о том, чтобы выдать ее за кого-то из них. Но до этого так и не дошло: родителей всех потенциальных женихов одолевали сомнения.

"Сейчас ей за тридцать, и она обвиняет родственников в том, что до сих пор не замужем. Думаю, ей просто испортили психику, – говорит Вургун. – А вообще мне кажется, что успех брака между двоюродными братьями и сестрами зависит от порядков, заведенных в каждой конкретной семье. А именно – от того, насколько близки они были в детстве, могут ли вообще воспринимать друг друга как партнеров или нет".

Родственные браки – это зачастую "договоренность" между родителями, результат их "волевого решения", и мнение детей в этом случае мало волнует старших родственников. В Азербайджане все еще широко практикуются "принудительные" женитьбы и замужества, и двоюродные браки – лишь одна из их разновидностей.

50-летний Ариф Рустамов считает себя азербайджанцем, хотя по национальности он тат (это персоязычная народность, живущая на территории Азербайджана). И традиции у них в семье тоже самые что ни на есть азербайджанские, включая родственные браки:

"Мой дядя женился на своей двоюродной сестре, потому что так решили их родители. Как он сам к этому относился, я не знаю, меня тогда еще и на свете не было. Но, так или иначе, у них родилось трое детей, и все здоровые. Хотя, конечно, учитывая риск, я как образованный человек отношусь к таким бракам скорее отрицательно. Но с моральной точки зрения не имею ничего против. Ведь такие браки могут заключаться и по любви. А лучше уж жениться по любви на двоюродной сестре, чем на ком-то постороннем, но без чувств", – считает Ариф.

А если любовь
Социолог Санубар Гейдарова обращает внимание на то, что в азербайджанском языке вообще нет понятия "двоюродный брат/сестра". Этот вид родства называется "тетины/дядины дети", что влияет на восприятие. "Дядина дочь" звучит куда более отстраненно, чем "сестра". И чем изолированнее от общества живут эти "дядины/тетины дети", тем больше вероятности, что между ними возникнут романтические чувства.

"Подростки и молодежь из консервативных семей обычно не могут свободно общаться со своими сверстниками противоположного пола. По сути, единственные, с кем им позволено нормально контактировать, – это двоюродные братья и сестры. На них-то и переносится естественная потребность любить и заводить романы", – объясняет Гейдарова.

В таких случаях родители влюбленных порой бывают даже против их брака.

Когда Сугра Эфендиева была молодой девушкой, она категорически не хотела выходить замуж за "чужака". Во-первых, не доверяла и опасалась, что "незнакомый" муж может ее бросить. А во-вторых, любила двоюродного брата. И хотя мать Сугры была не в восторге от идеи выдавать ее за своего племянника и всячески пыталась отговорить, молодые люди настояли на своем.

"Мне страшно даже представить, что я могла ему не достаться. Мы очень любили друг друга. И дети у нас родились здоровые, девочка и мальчик. Да мы тогда и не думали о таких вещах", – говорит женщина, скептически относящаяся к опасности, которую таят в себе родственные браки.

Сын Сугры Эфендиевой тоже женился на родственнице, правда дальней. Сейчас женщине 58 лет, у нее трое внуков, и единственное, о чем она сокрушается, – что любимый муж рано умер. Повторно выходить замуж после его смерти она не стала.

Такая любовь в азербайджанском обществе не табуирована и не воспринимается как близкородственная связь. Скорее всего, двоюродных жениха и невесту не осудят даже те, кто для себя лично считает родственный брак неприемлемым.

Молодой бакинец Тогрул вспоминает, как в подростковом возрасте двоюродная сестра призналась ему, что он ей нравится, потому что "очень умный".

"Но я не мог воспринимать ее как девушку, потому что мы росли вместе, – говорит он. – А так вообще-то вовсе не считаю любовь между двоюродными братом и сестрой чем-то неприличным и ужасным. Есть семьи, где двоюродные братья и сестры не особо близки. В таком случае они вполне могут влюбиться друг в друга. Верю, что такое бывает. Ну и пусть себе женятся, почему бы и нет. Только, наверно, таким парам лучше не иметь детей или тщательно провериться, прежде чем их заводить".

BAKU.WS