Изображение новости:


BAKU.WS продолжает рубрику под названием «Знай наших», в которой мы знакомим вас с работами и биографиями талантливой и прогрессивной молодежи нашей столицы.

Начало 2000-х годов для Баку можно смело назвать эпохой зарождения рэп-культуры. В те годы практически из каждого автомобиля, в каждом доме и плеерах звучали треки рэперов тех времен.

Сегодня BAKU.WS решил напомнить вам о человеке, который был одним из первых основателей рэп-движения в нашей стране. Можно сказать, что наш сегодняшний герой является тем, благодаря кому поколение 2000-х узнало, что такое рэп и полюбило данное направление в музыке.  

По стечению обстоятельств он уехал на заре своей карьеры, которая, несомненно принесла бы ему ошеломляющий успех и еще большую любовь и признание на родине. Как доказательство, можно отметить славу, которой добился начинающий вместе с нашим героем на тот момент, Эльшада Хосе. 

Итак, наш сегодняшний гость – ПАУК (настоящее имя - Самир Агакишиев. Прим. ред). Этот псевдоним знаком многим, его песни слушаются и сейчас. 

 

ПАУК начал свою музыкальную деятельность в 1999 году. Первым созданным треком стал - "Не жалей". 

Спустя короткое время, ПАУК познакомился с тогда еще никому неизвестным парнем (Эльшад Хосе), который также увлекался рэп-музыкой и они решили создать группу. Наш герой придумал название "Двойная Угроза" и первая же записанная композиция "Если очень хочешь", написанная ПАУК'ом, обернулась хитом и принесла дуэту популярность и признание. Во всех радио хит-парадах трек занимал лидирующие позиции. 

После переезда нашего героя в Москву, такие песни как: "Жизнь на Азнефти не меняется", "Нас невозможно изменить", "Город", написанные ПАУК'ом - остались неизданными. Позже Хосе в одиночку записал эти песни и выпустил их в своём дебютном альбоме "Жизнь не меняется", использовав мелодии и партии ПАУК'а.

В эксклюзивном интервью BAKU.WS ПАУК рассказал о том, чем он занимался все эти годы, проживая вдали от родины и немного о планах на будущее: 

- Вы были одним из основателей русскоязычного рэпа в Азербайджане, насколько сложно было донести до слушателя ваши тексты, ведь в них была ненормативная лексика, которая, конечно же, присуща рэпу?

- Не хочу показаться нескромным, но я являлся не одним из основателей, а, можно сказать, основателем рэпа в Азербайджане вместе с Эльшадом Хосе. До нас этого никто не делал. Единственный, кто занимался этим ранее – это Анар Нагылбаз. Я считаю, что он был первым, кто использовал речитатив в своих песнях, но, скажем, если брать рэп в классическом его виде, это были я и Хосе. Особой ненормативной лексики в те времена у меня не было, также как и сейчас. Моя музыка не построена на ней. Иногда я произношу какие-то фразы, просто исходя из, так сказать, художественной необходимости. Донести тексты было несложно. Успех Хосе это доказал. Люди были готовы услышать этот материал, мы вышли тогда на новый качественный уровень, и я думаю, что в тот период нигде не делалось таких треков на русском языке. Это был взрыв.


- Вы покинули родной город в шаге от пика вашей популярности, не сложно было начинать все с нуля в другой стране?

- Я покинул Баку, можно сказать, в самом начале своей карьеры, когда мы с Эльшадом основали группу «Двойная угроза». Хосе дописал все песни, которые мы делали вместе, и уже он достиг той популярности с альбомом «Жизнь не меняется». Не могу сказать, что было сложно в новом городе. Мне было интересно. Я всегда больше любил создавать, чем получать отдачу от результата. Все песни, записанные в Баку, мне очень дороги, они были мягче, мелодичнее, чем все то, что я писал позднее. В Москве я начал новый проект «Стиль Хип-Хоп Убийцы», который, на мой взгляд, стилистически был уже совсем другим.

- Вы достаточно известны и уважаемы в российском рэп-мире, а как же ваш родной Баку?

- Честно говоря, я не знаю, насколько велика моя известность в родном городе, но по той информации, которой я обладаю, меня там многие знают и слушают. Если меня пригласят с концертом в Баку, то количество публики на нем и будет ответом на ваш вопрос.


- Вы поддерживаете связь или дружбу с кем-то из бакинских рэперов? 

- Нет, не поддерживаю. Так сложилось. После того, как я уехал, мы с Хосе потеряли связь. Он занимался своим творчеством, я своим. Как-то через несколько лет мы встретились в Москве, с удовольствием пообщались, пожелали друг другу успехов и на этом все. Честно говоря, я не слежу за азербайджанским рэпом и даже не знаю никаких имен, кроме Эльшада Хосе и Каспийского Груза. Сейчас они достаточно известны и в России. Ну и лет 7-8 назад слышал про группу "Дейирман". Вот, в принципе, и все.

- Насколько нам известно, вы говорили, что завязали с рэпом в 2007 году, чем вы занимались все эти годы?

- Все эти годы я работал в нефтяной компании. В 2007 году мне было около 30 и мне показалось, что то, чем я занимаюсь неинтересно и не приносит больше никакого удовольствия. Я понял, что я выговорился, что мне больше нечего сказать. Я решил взять паузу, точнее, тогда мне казалось, что я покончил с этим навсегда, но впоследствии понял, что это была именно пауза. Пауза для того, чтобы я набрался какой-то новой информации, приобрел новый опыт. 


- Что сподвигло вас вернуться в рэп-культуру? Какие вы перед собой ставите задачи?

- Я работал, у меня были хорошие перспективы в продвижении по карьерной лестнице, но свою природу и натуру не обманешь и я понял, такая жизнь не для меня. Я всегда был творческим и свободным человеком, и мне тяжело ограничивать себя определенными рамками. Я ушел с работы и, так совпало, что в этот момент меня нашли мои давние фэны Самир Кулиев и Эльвин Гашимов, которые убедили меня вновь вернуться в «игру», за что я им благодарен, потому что я, конечно, колебался и сомневался: надо ли мне это, стоит ли мне вообще возвращаться, все-таки уже 36. Так мы начали совместную работу: потихоньку записываем новый альбом и снимаем клипы. Вообще задумок много, но так как я не люблю пустословить, то вы все увидите уже по факту.

- Будут ли новые треки про Баку?

- У меня была неизданная песня про Баку, но, к сожалению, полетел жесткий диск, и весь материал был потерян. Мы недавно встречались с Ромой Жиганом, и он тоже спрашивал, не хочу ли я это сделать. Так что в мыслях у меня это есть.   


- С кем бы из отечественных исполнителей вы бы записали дуэт, имеются ли такие планы на будущее?

- Если честно, я никогда, даже в годы, когда занимался музыкой, не следил за отечественным рэпом. Я знаю практически все имена, но с творчеством каждого рэпера знаком очень поверхностно. Фиты я делал по принципу, кто выходил на меня, сам я ни к кому не обращался. Сейчас есть несколько задумок, идей, ведутся переговоры по поводу совместных работ, но озвучивать их пока не буду. 

- Насколько на ваш взгляд изменился бакинский рэп-слушатель? Вы обещаете вернуться на родину с бомбой, которая вернет вам былую славу и «место под солнцем»? Расскажите немного об этом.

- Честно говоря, я не знаю нынешнего бакинского слушателя, потому что я уехал из Баку 15 лет назад и больше там не появлялся. Не знаю, чем живет бакинская молодежь, что слушает, какой материал ей больше нравится. Для того, чтобы это понять, надо приехать. По поводу «бомбы». Вы знаете, моя политика такова: я всегда делаю музыку для самого себя и насколько та музыка, которая интересна мне сейчас и которую я сейчас делаю, будет для простого слушателя «бомбой», решать ему. Давайте подождем результата. А места под солнцем я не ищу, у меня всегда было свое особое место в рэп сообществе всю мою карьеру. Тот, кто меня слушал и следил за мной, хорошо это знает.

Подготовил Т.Д
BAKU.WS