Интервью ANS PRESS с народной артисткой Азербайджана Зульфией Ханбабаевой

- Зульфия ханым, в эфире не видно вашей дочери Дениз. Как она?

-Дениз исполнилось 4 года, она уже большая девочка, ходит в детсад. Сегодня в детском садике отмечают Новый год. Я не смогла из-за съемок составить ей компанию, пришлось ехать ее отцу.

- Как у Вас, между матерью и дочерью, складываются отношения?

- У нее интересный характер. Я могу делиться с ней. Это не то, что поделиться печалью…Просто я могу ей рассказать о каком-нибудь беспокоящем меня вопросе, на что она отреагирует и скажет: "Не обращай внимания, мама". Это мне очень нужно…Дениз нас заставила долго ждать, поздно появилась на свет. Я очень нуждалась в близком мне друге. Я всегда хотела, чтобы Дениз выросла быстрее, осознала жизнь рано. Конечно, я не лишаю ее детства. Но много ворчу. Ведь я же немного ворчливая, это не зависит от меня. Говорит "мама, ты мне много делаешь замечаний".

- Ваша ворчливость не портит дружбу?

- Нет, все нормально. Она терпеливая. Скажу вам, Дениз прекрасно танцует. Она еще ребенок, будущее покажет, кем она станет.

- Желаете, чтобы она стала певицей, как мать?

- А почему бы нет? С моим талантом разве что-то не так? Я люблю и уважаю свое творчество. Никогда не дам поводов для обсуждения своего творчества. Если у нее проявится талант, тогда поддержу… А если нет, то мешать не буду.

- Конечно, у нас много талантливых певцов, но ведь есть же немало исключений.

- Исключения не для нас. Сейчас кто что вздумает то и делает.

- Хотите сказать, правила шоу-бизнеса создают такие условия?

- Причем тут шоу-бизнес? Вы ошибочно понимаете выражение шоу-бизнес. У нас нет шоу-бизнеса, если бы был – мы были бы счастливцами. Многие говорят "я не состою в шоу-бизнесе". Я же скажу, жаль, что я не в шоу-бизнесе. Потому что его у нас нет. Шоу-бизнес означает прибыль, доходы. А у нас этого нет. Есть лишь свадебный рынок. Я не осуждаю его, потому что нет иного источника прибыли.

Я, наверное, единственная певица, в свое время сумевшая хорошо заработать на своих дисках. Но сейчас это невозможно. Потому что есть интернет, желающий послушать мою песню, может без проблем скачать ее в интернете. И зачем тратиться на покупку диска. Весь мир сейчас жалуется на это.

- Как же, по-Вашему, можно в Азербайджане из шоу сделать бизнес?

- Хотелось бы получать прибыль с концертов, организуемых в регионах. У нас певцы не могут покрыть расходы на организацию концертов. У нас нереально заработать с концертов. Единственная возможность заработать деньги – это выступать на свадьбах. Раньше мы как-то не очень хорошо относились к этому. Сейчас же мы смирились с положением, потому что иначе невозможно. Заполнить зал при концертах очень трудно, желающих посетить концерты мало.

- Может певцы как бы принизили себя, выступая на свадьбах, шоу-программах, и, зритель не проявляет интереса к посещению их концертов?

- Нет, причина не в том. Правда, чтобы держать марку, следует появляться редко. Но сейчас нет уже никакой марки.

- Одним словом, в творческом мире царит хаос…

- Да, еще какой хаос. Кто-то где-то и как-то устроился, кому-то повезло. Понимаете, о чем я?

- Получается, что столько времени Вы не снимаете клипы из-за этого хаоса?

- А зачем мне это? Раньше специально отводилось время для показа клипов. Мы знали, что наши клипы там показывают. На самом деле у нас тоже должен быть отдельный канал, где показывали бы только клипы. У нас этого нет, да в придачу еще время для показа клипов не оставили. Зачем же мне тогда снимать этот клип? Я не хочу снимать клип, если его будут показывать для заполнения эфирного времени вместо рекламы.

- Но в таком случае в Вашем творчестве появляется застой?

- Что касается застоя, я не вижу соперничества, чтобы что-то творить. Иногда я задаю себе вопрос, могу я сделать что-то такое, чтобы превзойти саму себя? Потому что все что нужно, я уже сделала для Азербайджана и на нужном уровне. Получается, что я все сделала раньше времени, и прежнего энтузиазма уже не осталось. Например, я очень довольна тем, как транслируется клип Ильхамы Гасымовой. Проделана большая работа. Я бы тоже хотела, чтобы один из моих клипов транслировался по MTV.

- Что же Вам мешает, отсутствие финансов?

- Основную роль здесь играют не финансы. Необходимо наличие хорошего продюсера с мировым именем. Попасть в продюсерский центр с мировым именем означает получить шанс.

- В Азербайджане самым хорошим продюсером считается Ваша Нигяр ханым. Может быть, и в этом Вам повезет?

- Хорошо, если так. Хотя, конечно, многое зависит и от фортуны. Но мы не имеем права говорить слова вроде "я не хочу работать", "не записываю песен". Потому что я певица, и это моя профессия. В чем заключается моя работа? В том, чтобы мои песни радовали людей. Конечно, когда происходят какие-то неприятности, нас это утомляет, но это не значит, что мы должны замкнуться в себе и ничего не делать. Просто необходимо записывать новые песни.

- Если Вы не считаете нужным снимать клип, тогда говорить о концерте вообще не стоит?

- Почему же. Я бы с большим удовольствием дала концерт. В свое время я провела немало концертов. Теперь я хочу большего, то есть проведения больших концертов. Я хочу видеть еще большее число зрителей на своих концертах, особенно после того числа зрителей, которых я видела при проведении концертов по проекту "Родина моя". На каждом концерте присутствовали тысячи зрителей. Вот это были концерты… Когда люди приходят на концерт, чтобы увидеть тебя, услышать тебя. И меня так тепло встречали во всех уголках Азербайджана. Вы обращали внимание, что вне зависимости от места проведения концерта, будь то закрытое или открытое помещение, концерты мировых звезд проходят именно на таком уровне.

- Вы хотите сказать, что вы уже не хотите давать концерт во Дворце Гейдара Алиева, где всего две тысячи зрительских мест?

- Не только потому, что это маленькое место. Я не это имела в виду. Я хочу больше тех концертов, которые я раньше давала. В свое время я провела много клубных концертов против наркомании, СПИДа. Я провела концерт под лозунгом "Музыка - самый сильный наркотик". Все это я уже прошла. Теперь хочу чего-то другого. Например, я бы хотела осуществить какой-нибудь интересный проект, связанный с молодежью. Не хочу давать концерт и просто петь песни. Хочу что-то отличное от этого. Хочу, чтобы мои концерты приносили пользу обществу. Не подумайте, что я ворчливая, но настроение есть, а интереса в обществе нет.

- Может не с кем соперничать?

- Не без этого. Но в первую очередь меня волнуют проблемы вкуса общества. Вкус испорчен, вернее общество уже не делает различия между хорошей и плохой песней. Предпочитают ту музыку, которую больше всего слушают. Зрителю уже больше нравится скандал. Я помню, что раньше не было разницы между бедными и богатыми, в каждой семье было пианино. Вы понимаете, что это значило? Это значило отсутствие безвкусных людей. Пианино такая вещь, что само по себе оно уже формирует вкусы людей. А теперь…

А теперь столько популярных имен, хотя я даже не слышала их исполнения. Даже не знаю, кто есть кто. Хотя смотришь, повсюду о них говорят и пишут.

- Обычно такие становятся объектом для критики…

- Их тоже винить нельзя. Для них это своего рода реклама. Им льстит, когда произносят их имена. Кстати, есть популярные певцы, которых насмешками убедили в их популярности. Хотели выставить их в смешном свете, хвалили в шутку, а они воспринимали это всерьез, начали верить в себя. То есть недвусмысленно давали понять этим певцам, что никакие они не певцы, пусть займутся лучше другим делом. А они, наоборот, восприняли это по-своему, поверили в себя, и теперь кичатся своей популярностью.

- Согласна с вами, таких много… Зульфия ханым, когда Вы смотрите передачи с полувымышленными–полуправдивыми скандалами, подстроенными сценами, что вы чувствуете?

- Зрителей жалко. Кто-то понарошку падает в обморок, кто-то что-то говорит, и сразу им верят. Неужели все настолько доверчивы?

- Как Вы относитесь к певцам, которые в эфире "кажутся искренними"?

- Смотря как и в чем? Если я на какой-то передаче наговорю всякой чуши, и станут считать, что я была искренней, мне этого не нужно. Искренность или откровенность подразумевают совсем другое. У себя дома я совсем другая, эмоциональная. Дома я веду себя так, как хочу, потому что это мой дом, мой очаг. Дома я могу и на голове стоять, но это не значит, что в эфире я могу делать то же самое. Если это и называется откровенностью или искренностью, признаюсь, я не искренна!


Изображение новости:

Изображение новости:

Изображение новости:

Изображение новости:

Изображение новости:

Изображение новости: