Самая необычная голливудская звезда, загадочный актер, личная жизнь которого – тайна, а каждая роль – мини шедевр, снялся в главной роли в новой фантастической ленте «47 ронинов», которая выходит в российский прокат 1 января. Корреспонденту Metro удалось взять эксклюзивное интервью у Киану.

Как ты попал в проект «47 ронинов»?
– Мне предложили его продюсер Скотт Стубер и Universal. Ух… (глубоко вздыхает) около четырёх лет назад. И мне тогда очень понравился сценарий и тогда они стали искать режиссёра и выбрали Карла Ринша. Я встретился с ним и мне очень понравился его подход к съёмкам и его видение картины. Поэтому мы начали пытаться что-то сделать. Это была история, которую очень хотели воплотить в жизнь продюсеры, так что они нашли меня для этой роли, а я решил что это будет шикарно!

Эта тема близка тебе по духу?
– Я бы сказал: «Да!». Как в истории в ней много… Я люблю когда речь идет о чести, о потрясающей истории любви, люблю месть в кино (Хохочет). Потому что месть в реальной жизни – это круто, но это грязное дело. Но вот в фильмах, тем более ради чести, – это хорошо. Я очень люблю всякого рода экшн и, к тому же, я не мог упустить шанс поработать с самурайским мечом и рассказать историю ронина. Я вообще уважаю истории про изгоев, так что для меня сыграть Кая – человека чести, которому пришлось стать своего рода иммигрантом – мне импонирует этот мотив истории, об изгнании. И ещё честь, которая всех их объединяет, в попытке вернуть честь их господина.

Ты знал оригинальную историю до съёмок?
– Честно признаться, историю «47 ронинов» я не знал… Я несколько раз был в Японии, но я ни разу не сталкивался с этой историей…

Я слышал, что ты один из самых любимых американских актеров в Японии, они любят тебя…
– Правда? На самом деле я люблю ездить туда. Мне по душе те культура и искусство, которые я там для себя открыл.

Что для тебя значит самурайский кодекс чести?
– Я стараюсь познать бусидо. Что значит жить по кодексу бусидо… Жертвовать… Что касается меня – я могу понять всё это только в романтическом ключе. Если я думаю о чести и о том, чтобы быть честным по отношению к себе и остальным – я очень серьёзно на это реагирую. Долг, ответственность… Всё это важно.

Вопрос, который я не могу тебе не задать… На протяжении последних 14 лет «Матрица» - один из моих любимых фильмов…
– Мой тоже! (Смеётся)

Все мы знаем, как и что закончилось, однако, если возникнет возможность сделать ещё что-то в этой теме, – у тебя есть желание поучаствовать?

– Ох блин… (Вздыхает). Я очень люблю это кино и всю трилогию – это очень важная часть моей жизни… Если так подумать, если Вачовски попросят меня сделать что-то – я скажу «Да»! Другое дело – я даже вообразить не могу что бы это могло быть. Для меня, для моего героя Нео, для Томаса Андерсона, пойти тем путём, которым он пошёл – абсолютное самопожертвование ради мира, ради мира для всех живых существ – это, вообще, отличный путь! (Смеётся)

После выхода ленты многие твои друзья говорили что Нео очень похож на тебя – это правда?
– Я думаю, нет, я считаю, что, однозначно, похожи наши взгляды на мир. Вачовски как бы спрашивали реальность и все те силы, которые управляют нашим миром, исследовали кто мы есть как индивиды. Это совершенно точно часть моего мировоззрения. К тому же, опять же, я играл этого аутсайдера – Томаса Андерсона…

Значит, ты можешь назвать себя бунтарем?
– Насчет этого не знаю – в мире есть и настоящие повстанцы и мятежники.

Я имею в виду, что если будет некая близкая тебе проблема – ты выйдешь на улицу?
– Мне бы хотелось думать, что выйду. С другой стороны – кто хотел бы оказаться в такой ситуации? Конечно, возникает какое-то приятное чувство от борьбы за свои права, но я бы никогда не пожелал ситуации, в которой проливается кровь. Надеюсь, что, в итоге, мы придём к общему миру и нам нечего будет терять. Я бы с большим удовольствием стал членом рок группы! (Хохочет) Или занялся бы спортом, чтобы почувствовать некую страсть как та, которая возникает от уличных протестов. Однако, если всё же придётся…

Твоя жизнь никогда не была сахаром – каков твой секрет выпутывания из плохих ситуаций?

- (Тяжелый вздох, задумывается) Когда хлебнёшь горя, а я думаю, что скорбь никогда не покидает – она просто меняет форму. К счастью, нужно жить дальше и наслаждаться тем временем, особенно если это любимый человек, которое у вас было… Но горе никогда не уйдёт – оно просто преобразуется во что-то иное (Хмыкает). Именно поэтому большое счастье, что ты можешь продолжать жить. 

Что касается проблем другого рода – еды или жилья – мне достаточно повезло – я не испытал таких проблем. Я хочу сказать, что всё это ужасно, но ты стараешься делать лучшее что можешь со своим прошлым и настоящим. И остается надеяться, что в твоих обстоятельствах ты сможешь прийти в себя и всё будет хорошо. Не сдавайся! (улыбается) Нужно продолжать создавать или жить или все эти прекрасные вещи…

Давай ненадолго вернёмся в твоё прошлое: я знаю, что ты родился в Бейруте – что ты помнишь о том времени?
– Да… Мне было месяцев шесть, когда мы уехали, поэтому я не особо что помню (Улыбается) Мои родители были очень молоды – им тогда было по двадцать с небольшим. Мой отец был в Бейруте и моя мама приехала туда, из Парижа я думаю… В общем, у них был потрясающий безумный отрыв на пляжах (хохочет) и родился ребенок… Потом они развелись и мы отправились в Австралию, а закончил я эти перемещения в Канаде, в Торонто, из-за семейных отношений. Поэтому вырос я в Торонто. Когда мне было двадцать и я заполучил собственную машину – я сел в неё и поехал в Лос-Анджелес.

Как ты получил свою первую роль?
- Первый раз мне заплатили как актёру, когда мне было лет шестнадцать. Я захотел стать актером лет в 15 и был очень мотивирован, поэтому стал посещать актёрские курсы, где изучал все от речи до театра комедии… Мой отчим был продюсером в Лос-Анджелесе, вернее в Нью-Йорке и он подыскал мне менеджера в Лос-Анджелесе… Так что я сделал шаг когда мне было двадцать. Моей первой ролью в Лос-Анджелесе была… Это была роль на ТВ! В сериале «Под влиянием» – вместе с Энди Гриффитом. Я играл сына алкоголика (смеётся), но это было круто.

Если вспоминать те годы… Ты и правда чуть не разбился на первом же крутом купленном байке?
– Я научился водить мотоцикл на съемках в Германии, в Мюнхене… И у той девчонки был «эндуро», а мне было года двадцать два… Я увидел её байк и по возвращению в Лос-Анджелес тоже купил «эндуро» и начал кататься. Но, еще ребенком я грезил о Norton Commando и я купил его! Но пару лет спустя разбил… К счастью, он уже дано восстановлен – с тех пор я и вожу его.

Так ты можешь сказать, что ты адреналиновый маньяк?

– Нет, но я бы с удовольствием – мне это нравится. Есть люди, которые прыгают со скал, спускаются со зданий… Я же вот не прыгаю с крыш – это не для меня. Но в кино мне многим приходилось заниматься и это были достаточно крутые вещи – водить огромный автобус, гулять по крышам...

Если я правильно помню, твоё первое имя (Киану, – прим. Авт.) переводится как «Прохладный ветер над горами»?
– Да. Так меня назвали…

Так ты чувствуешь себя вольным ветром?
– Да, думаю я частенько живу как ветер... Правда сейчас я чувствую себя уже несколько ближе к земле, видимо, ветер стихает (Смеётся)

Значит, ты успокоился? Я слышал, что раньше тебе не хотелось заводить собственное жилье и ты путешествовал от отеля к отелю...
– Да, я достаточно долго так жил – лет пять или шесть.

Это было бегство или ты был в поиске новых ощущений и работы?
– Знаешь, я был молод, особо не устроен... Работающие актёры живут несколько цыганской жизнью: из города, в город, снова из города... Когда мне было двадцать с небольшим и около тридцати я не особо заморачивался насчёт семейного быта – мне больше нравилось что за меня всё делали в отелях (Смеётся), да и право собственности – не хотел такой ответственности. Но теперь я старше.

То есть теперь ты можешь сам себе готовить?
– Ну да... Что-нибудь могу и приготовить.

И какое у тебя любимое блюдо?
– То, которое я сам могу приготовить!

В том числе!
– Это трудно... у меня так много любимой еды. Да и вообще – ты не захочешь чтобы я готовил... Лучше я буду мыть посуду, а ты готовить! Или я выберу вино. Да – я принесу вино! (Смеется)

Несколько лет назад папарацци засняли тебя в парке – эта фотография стало безумно популярным интернет мемом и породила множество шуток...

– О да... «Грустный Киану»...

Как вообще так получилось? Ты что, и правда не любишь свои дни рождения?
– Эти фото... Вообще я просто отправился на ланч в парк. Это было в перерыве между съемок фильма «Криминальная фишка от Генри». Так что я просто решил перекусить в перерыве и задумался о чем-то... Знаешь, просто иногда ты вот как-то задумываешься во время ланча... И это именно то, чем я занимался, а люди, видимо, решили что я очень печален. И это-то и интересно – фото может породить тысячи слов, но ни одно из них не окажется правдой! (Хохочет).

Так это не был твой День рождения?
– Да нет – это не был День рождения. Я люблю свои Дни рождения – это же классно что они есть.

Уже меньше чем через год тебе 50 – можешь как-то подытожить что из того, что ты хотел, сделано, а что нет?
– Если говорить в профессиональном плане – мне очень хочется найти какую-то интересную историю для режиссерской работы. Есть ещё много проектов, которыми нужно заняться и истории, которые нужно рассказать. Как актёр, я всё ещё в поиске и ищу нечто новое для воплощения в жизнь. Если говорить о моей личной жизни – я хочу провести какое-то время дома – увидеть друзей. Я открыл свою компанию, которая будет выпускать мотоциклы – надеюсь, это будет классно. И да... Да мне просто нравится быть здесь!

Надеюсь увидеть тебя в Москве!
– Да! Я тоже очень надеюсь как-нибудь приехать!