Изображение новости:


Наргиз Закирова пришла в шоу «Голос» уже с почти 40-летним стажем работы на сцене. Пришла и всех удивила. "Она такая свободная, такая вольная... Здорово, убедительно, музыкально, сильно...", - так оценили ее выступление наставники. «Голос» только сейчас открыл Наргиз для российской публики, несмотря на то, что все в ее биографии заставляет обратить на нее внимание – родилась в Узбекистане в известной на весь СССР музыкальной семье, при этом большую часть жизни прожила в США, племянница знаменитого узбекского и советского певца, писателя, поэта, художника и актера Батыра Закирова. 

Сегодня Наргиз работает с известным продюсером Максимом Фадеевым, выступает с концертами в разных городах и не только России. В интервью «Москва-Баку» Наргиз Закирова откровенно рассказала о своем ощущении собственных корней и своем отношении к религии. 

- Наргиз, знаю, что вы приглашены на Первый Международный фестиваль «Жара», который стартует в Баку 9 июля. Для Баку и для российских звезд этот фестиваль, безусловно, событие. Открывается новая концертная международная площадка. Какие ожидания? 

- Ожидания самые лучшие. Баку уже давно стал постоянным концертным пунктом для многих российских звезд. Очарование Азербайджана цепляет, что-то есть в нем притягательное. Из тех, кого близко знаю - взять хотя бы того же Антона Беляева, лидера группы Therr Maitz, - Антон не раз ездил с концертами в Баку и каждый раз собирал аншлаги. 

Если наши люди так полюбили Баку, то почему бы, собственно, не объединить их на фестивале. Думаю, что фестивалю «Жара» быть и на долго! Мне очень приятно, что я в числе приглашенных на этот, безусловно, перспективный фестиваль. 

- Последний раз вы были в Баку в декабре 2015 года. Тогда, к сожалению, в жизни Азербайджана произошла трагедия - авария на нефтяной платформе, погибли люди. Вы тогда перенесли концерт и выразили соболезнования, проявив тем самым свое уважение не только к поклонникам, но и ко всему азербайджанскому народу...

- Да, это так, я тогда не могла не выразить слова соболезнования и испытывала скорбь утраты вместе с азербайджанским народом. К сожалению, в нашей жизни случаются такие страшные вещи. 

- Какие вообще сложились воспоминания о Баку? 

- Первый раз в Баку я побывала совсем маленькой – в 1975 году, когда мне было 5 лет. Тогда мама и дядя Батыр (известный узбекский советский певец, писатель, поэт, художник и актер – прим. ред.) поехали на гастроли в Баку и взяли меня собой. Через 40 лет я вновь собралась посетить Баку. И когда я маме в 2015 году перед поездкой с концертом в Баку сообщила, что вот лечу, она сказала: «Обязательно посмотри город». Я последовала совету мамы, насколько могла, насколько позволяло время. И вы знаете, меня тронуло радушие азербайджанского народа, теплота этого города, его гостеприимство, которое, безусловно, заложено природой. Находясь в Баку, себя чувствуешь великолепно, удовлетворенным во всех отношениях. 

Баку вызывает у меня желание говорить исключительно приятные вещи. В этом нет и доли лести, поскольку я всегда говорю прямо. В общем и целом, я в диком восторге. Когда уезжала из Баку в прошлом году, сказала организаторам, что хотела бы снова приехать, даже без концерта, чтобы просто побродить, все посмотреть. В Баку много интересных мест, которые я еще не видела, но заочно о них знаю.

Когда вернулась домой, у меня весь телефон был забит фотографиями города. Потом мы сидели с мамой, рассматривали их. Конечно, ей было приятно, погрузиться в воспоминания об этом городе. 

- Вы, как человек с южными корнями уловили дух Востока...

- Ну а как же. Он очень сильно чувствуется, при всем том, что город очень современный. Восточный колорит в Баку есть и его ничем не выбьешь. 

На самом деле, связь моей семьи с Азербайджаном выходит за рамки тех двух поездок в эту страну, о которых я говорила. Азербайджанскую музыку я слушала с детства, потому что ее очень любили мои родители и дядя. Нашей семье азербайджанская музыка и культура были очень близки. Родители дружили со многими азербайджанскими музыкантами, певцами – основателем джаз-мугама Вагифом Мустафазаде, певицей Зейнаб Ханларовой. И даже своего сына – моего двоюродного братишку – дядя назвал Вагифом в честь Мустафазаде. 

Думаю, что, конечно, друзей из Азербайджана было гораздо больше, но я была маленькой и мне сложно вспомнить. Помню только, что к дяде в дом приходили люди, они пели на разных языках, играли. Я росла в этой атмосфере дружбы, видела их общение, постоянно соприкасалась с этим миром. Поэтому мне близка азербайджанская культура. 

Я лично знакома с певицей и актрисой Фирангиз Рагимбековой. Она давно уехала из Азербайджана в США, где сейчас проживает в Лос-Анджелесе. Познакомились мы на конкурсе «Юрмала-1986», в котором Фирангиз участвовала. Очень сдружились и сейчас периодически связываемся. 

- Современные восточные исполнители часто включают в свои композиции национальные мотивы. Как вы к этому относитесь? 

- Я всецело это поддерживаю. Я вообще большой приверженец этномузыки, причем музыки абсолютно любой страны, любой культуры. Очень люблю ее наравне с роком. И на самом деле, c удовольствием бы включала в свои композиции восточные элементы, какие-то меллизмы. Мне кажется, что включение этноэлементов в композиции всегда работает, потому что этническая музыка, фольклор – вне времени, вне моды. И считаю, что с такой музыкой нужно работать, но делать это правильно и со вкусом. 

-А над чем сейчас работаете? 

-Занимаюсь сейчас многими творческими проектами. В преддверии выпуска нового альбома, который ожидается в конце августа – начале сентября, собираюсь презентовать свой новый клип на песню «Беги». Также выйдет наш дуэт с Максимом Фадеевым. 

- Наргиз, вы чувствуете в себе узбекские корни или после жизни в США воспринимаете себя человеком мира? 

- Скажем так, я не чувствую себя американкой, а скорее человеком мира. Конечно, я тесно связана с Узбекистаном. Мама – узбечка, папа тоже восточных кровей. И, конечно, я чувствую в себе восточную кровь, она сказывается. Восток во мне есть, где бы я ни жила. Но не буду лукавить и говорить, что я поддерживаю национальные традиции. Хотя с огромным удовольствием готовлю узбекские блюда. Плов, например. Сколько бы лет я ни прожила в Америке, и какая бы там ни была вкусная еда, для меня самыми любимыми блюдами остаются тот же плов, в том числе азербайджанский, и шашлык. 

- Вы яркая, эффектная, самобытная исполнительница. Об этом говорит и ваша внешность. Когда вы поняли, что хотите быть именно такой? 

- Не было какого-то определенного образа, который я себе нарисовала, который выдумала, прилепила на стеночку и сказала, что мне хочется выглядеть именно так и я должна к этому стремиться. То, как я выгляжу, формировалось постепенно, я никогда не отказывала себе в том, что мне хочется, в реализации своих сиюсекундных прихотей. Тем более, что мои родители никогда не были против того, что я делаю. Для них всегда был важнее духовный мир. Да, моя внешность кого-то отпугивает, кому-то не нравится. Но у меня такая позиция: если я при всей такой своей внешности не несу в эту вселенную зло, думаю, что ничего плохого в этом нет. Во всяком случае, мне моя внешность не мешает, она мне нравится, и я чувствую себя в этой своей коже совершенно комфортно. Думаю, что как-то сумею донести до людей, что меня бояться не надо, все нормально, просто я выгляжу немного не так, как большинство людей, и в этом нет ничего страшного.

Я даже не могу сказать, что у нас религиозная семья, несмотря на то, что с Востока. У нас всегда было принято говорить по-русски. Да, бабушка моя постоянно ходила в мечеть. Но кроме нее этого никто не делал. Нельзя сказать, что мы соблюдали какие-то традиции. Намаз делать не ходили, национальные праздники отмечали вполне традиционно, обычно - за столом собирались родственники, друзья. И поэтому сказать, что вот, мы мусульмане, не могу. Мне это мироощущение не привилось, как и моим родителям. Но сказать, что я не мусульманка, у меня тоже как-то язык не поворачивается. Скажем так, по этническому происхождению – да, можно сказать, что я мусульманка. Как известно, узбеки – это народ, преимущественно исповедующий ислам. Мать моего отца – персиянка, а отец – бухарский еврей. Вот такая смешанная семья, которая уважает традиции любой религии. 

В любом случае, есть то, во что я верю, и считаю это самым главным - когда есть во что и в кого верить.

BAKU.WS